Апология Императора Фридриха II Гогенштауфена с позиции метаистории


Почитание Императора Фридриха II Гогенштауфена в легендах

Средневековые легенды о Фридрихе II

Политическая борьба Фридриха II сопровождалась борьбой творческой. Именно ему были адресованы строки немецкого миннезингера Вальтера фон дер Фогельвейде:


Гонец, ты Государю мой передай совет —

Хоть беден я, но верен; сомнений в этом нет…

А у попов дурных дурные побужденья.

Так что, не лучше ли отнять поповские владенья?

Поэтическое творчество и народные сказания сопровождали Фридриха и после его смерти, уже в контексте новых исторических событий (таково яркое свойство метаисторических личностей). Германский правитель Людвиг Баварский в 1323 году начал последнюю тяжелую борьбу средневековой Империи против Римского Папы. В баварском городе Регенсбурге была сложена песня, которая начинается с жалобы на тяжелые времена:

«Но если военная нужда станет невыносимой, тогда по Воле Господа придет великий щедрый император Фридрих и повесит свой щит на сухое дерево… Так будет освобожден Гроб Господень, и наступит мир на земле. Для всех Император создаст равные права. Он отменит все плохие новшества. Все языческие народы почитают его, евреи [тогда олицетворение «монополистского капитала»] не могут ему повредить. Только каждый седьмой священник останется в живых. Он закроет монастыри, выдаст замуж монашек, чтобы они делали вино и водку. Если все так и будет, настанут лучшие времена».

В хронике Иоганна фон Винтертура 1348 года идея возвращения Фридриха высказана в значительно более резкой форме:

«Император Фридрих вернется в былой силе и величии, чтобы реформировать разлагающуюся папскую церковь. Затем он выдаст бедных девушек и женщин замуж за богатых мужчин и женит бедных мужчин на богатых женщинах, монахов и монахинь он также принудит к браку. Вдовы, сироты и незаконнорожденные должны были получить отнятое у них, и вообще повсеместно будет восстановлена справедливость. Император будет так яростно преследовать клириков, что они, если не найдется никакого другого головного убора, будут вынуждены покрыть тонзуры коровьим навозом, чтобы скрыть свой сан. Всех монахов, которые участвовали в низложении Фридриха на соборе в Лионе, особенно францисканцев, он изгонит из страны. После того, как он окончательно возьмет власть в своей Империи и будет править справедливее и славнее, чем когда-либо, он отправится через море в Иерусалим и на Масличной горе или около «сухого дерева» (на Голгофе) откажется от Императорской короны».

Народная версия легенды того времени была позже реконструирована следующим образом:

«Император Фридрих II был могущественным и мудрым правителем Римской Империи в Германии и Италии, и был также Королем Сицилии по наследству (от) отца и (в) Палестине после похода через море. Он ведал многими тайными вещами, так что ему с радостью служили сарацины, и у него было кольцо, которое могло сделать его невидимым, когда ему было надо, а также чары против огня и волшебный напиток для омоложения. Он смог бы помочь истинному апостольскому христианству получить власть; но епископ Римский был столь силен, что даже Император должен был бояться его проклятия, и он заставил Императора принять законы против бедняков из Лиона [еретиков вальденсов] и других добрых христиан. Тогда пришел другой Папа, который еще больше ненавидел Императора и объявил, что тот лишается всех своих земель, потому что он по-другому верит в Бога и должен выполнять предписания римской церкви. Император же написал письмо, что хочет вывести христианство на путь истинный, как это было во времена апостолов… Но священники были слишком могущественны… Астрологи сказали Императору, что ему угрожает большая опасность, которой он может избежать, если укроется где-нибудь, пока времена не переменятся. Он последовал этому совету, волшебное кольцо помогло ему в этом… Позднее он вернулся обратно, чтобы испытать народ, и собрал совет в Нойсе и Вецларе. Но новый Король Рудольф и епископы Римской церкви были враждебны ему, и из-за предательства он попал в их руки. Рудольф приговорил его как врага католической церкви. Но Император был спокоен, так как его время еще не пришло, а огонь не мог причинить ему зла. Меж тем он часто являлся как пилигрим простым людям с истинной верой и говорил, что вернется взять власть в свои руки, когда по Воле Господа наступит его время. С тех пор, как Людвиг Баварский, избранный Королем, объявил себя в Риме Императором, власть Папы резко упала, и пришло время Императору Фридриху снова вернулся в государство. Император водрузит свой щит (символ правителя) в Германии, Италии и в Палестине. Затем он окончательно заберет власть у Папы и смирит священников, а учителя, следующие примеру апостолов, получат полную свободу. Он упразднит монастыри, отдаст беднякам то, что у них забрала церковь, и будет править в мире, пока жив».

Об отказе от трона и конце света в этой подчеркнуто фольклорной версии речь не идет.

Легенда о спящем Императоре: горы Доннерсберг и Унтерсбрег, крепость Киффгаузен

Образ Фридриха I Барбароссы

Локальные сказания распространялись вокруг горы Доннерсберг около Кайзерслаутерна, горы Унтерсберг около Зальцбурга и прежде всего в районе руин имперской крепости Киффхаузен.

Старейшая ссылка на легенду о Фридрихе, относящуюся к Кайзерслаутерну, датируется временем незадолго до 1500 года. Там написано: Император умер в тайном месте, так что никто не знает, действительно ли он мертв. «И по сей день в некоторых местах ходит легенда о том, что он еще живет на Западе Империи, недалеко от Кайзерлаутерна». В сказании говорится о скалистой горе севернее города, Доннерсберге. Там Фридрих II занял место Водана, который много веков назад как бог ветра выехал оттуда со своим «яростным» войском душ и все время возвращался в гору.

Постепенно в немецких народных представлениях функция Императора–спасителя стала перелагаться на Фридриха I Гогенштауфена, прозываемого Барбароссой (Рыжебородым): это можно увидеть на примере отпечатанной в 1519 году в Ландсхуте народной книги об Императоре Фридрихе с длинной рыжей бородой. О нем говорится, что он якобы все еще живет в полой горe и однажды вернется назад, чтобы наказать священников и повесить свой щит на сухое дерево. Это дерево он должен затем основательно охранять.

Заговорив о фигуре Барбароссы, логично перейти к легенде Киффгаузена, расположенного в горном массиве Кифгейзер в историческом регионе Тюрингия (сейчас — в федеральной земле Саксония–Ангальт). Неподалеку от замка 10 мая 1892 года по инициативе Немецкого Военного общества было положено начало строительству огромного по размерам памятника, который был торжественно открыт в 1896 году. Его основной деталью является 69-метровая башня Барбароссы, построенная из местного красного песчаника, вершина которой увенчана королевской короной. Перед этой башней установлена бронзовая конная статуя правителя Второго Рейха Вильгельма I Гогенцоллерна:

Под этим монументом расположена стилизованная пещера, в которой установлена фигура Фридриха Барбароссы:

Роль Фридриха I в предыстории легенды Киффгаузена

Какое отношение к этому военно-патриотическому произведению имеет Фридрих II Гогенштауфен? Предыстория легенды Киффгаузена ведет к ранним иоахимитским [иоахимиты — последователи ереси Иоахима Флорского] ожиданиям конца света, в которых Фридрих II или один из его потомков исполнял роль Антихриста. Позже, под влиянием дружественных Гогенштауфену интерпретаторов, эта идея трансформировалась на основе представлений об Императоре–мессии. Когда в 1268 году умер последний законный наследник трона Штауфенов, надежды непреклонных иоахимитов сконцентрировались на втором сыне единственной оставшейся в живых законной дочери Фридриха II — Маргариты. Маргарита вышла замуж за Альбрехта из рода Веттин, который в 1265 году стал пфальцграфом Саксонии, ландграфом Тюрингии и маркграфом Мейсена. Их второй сын вошел в историю как Фридрих Смелый.

В 1269 году, вскоре после казни последнего представителя рода Гогенштауфенов по мужской линии Конрадина, итальянские гибеллины (сторонники Империи) выдвинули кандидатуру Фридриха Смелого на сицилийский трон. Был написан соответствующий литературно стилизованный «манифест», где содержались указания на «предсказания оракула пророков», в соответствии с которыми «Фридрих III» был призван уничтожить Карла Анжуйского и его род, чтобы возродить Империю Фридриха II. Эти предсказания гласили, что Фридрих III должен раздвинуть свое правление до границ мира и лишить власти Папу.

Это, разумеется, были иллюзии, но не важно. Очевидно, что надежды на возвращение Фридриха II возникали и подпитывались там, где обновление штауфенского род обещало реальные или даже ирреальные выгоды. От низложения центральной власти страдали прежде всего имперские министериалы, управляющие частями далеко раскинувшихся владений короны. Они не могли защититься от новых землевладельцев. Страдали и горожане, и крестьяне, чьи «старые права» также были ущемлены новыми господами, угодными Риму и его ставленникам на германском престоле. На Золотом Лугу, у подножья Киффхаузена, было сконцентрировано наибольшее количество старого имущества короны.

В XV веке в Тюрингии распространился слух, в котором говорилось, что Император Фридрих II еще живет в разрушенном замке. В летописи на латыни это обозначено как «in castro confusionis». Знаменитый ученый Готфрид Вильгельм Лейбниц позднее считал, что «confusio» нужно читать как «Cufhusen» или «Киффгаузен». Гессенская хроника конца XV века также повествует об Императоре Фридрихе: «Пребывает в Тюрингии, и должен жить в замке Киффгаузен (castrum Kyffhusen)».

Когда в 1520 году Лютер в своем послании «Христианскому дворянству немецкой нации об улучшении христианского состояния» вспоминал о том, сколь постыдным было отношение понтификов к Фридриху I и Фридриху II, как и к другим Германским Императорам, он дал выход чувствам, которые наверняка еще были близки многим жителям саксонской Тюрингии.

Постепенно, к концу XVII века, сформировался легендарный образ спящего в Киффгаузене Императора: с длинной бородой, сидя глубоко в горe за круглым столом и ожидая дня, когда вороны перестанут кружить вокруг горы… Именно в это время в легенде появляются знаменитые вороны, происхождение и значение которых все еще остается загадкой.

Немецкий романтический патриотизм и фигуры Фридриха I и Фридриха II

Окончательный перенос легенды Киффхаузена на личность Фридриха Барбароссы последовал лишь в литературном обращении к Средневековью, которое особо отличало немецкий романтизм первой четверти XIX века. Склонность к сентиментальной идеализации средневекового времени Императоров получила дальнейшие импульсы после распада Священной Римской Империи в 1806 году. Будучи крайне удручены таким исходом, патриоты–романтики мечтали о возрождении старого тысячелетнего Рейха, в котором не могло быть места для непреклонно летающих вокруг горы «воронов Киффгаузена».

Меж тем, Венский конгресс 1815 года безжалостно развеял надежды немецких патриотов, подчинив многих жителей Германии власти надменных и враждебных народу князей, которые ничего не забыли и ничему не учились. Возможно, что опубликованное в 1817 году стихотворение поэта Фридриха Рюкерта, было написано под впечатлением этого конгресса, так как основной тон песни выдержан в минорной тональности:


Старый Барбаросса, Император Фридрих,

В подземном замке околдован.

Он никогда не умирал, он живет там поныне;

Он схоронился в замке и уснул.

Он отдал свою власть над царством

И когда-нибудь в свое время вернется к ней.

 

Из слоновой кости сделан стул, на котором сидит Император;

Из мрамора стол, на который он склонил голову.

Его борода не цвета льна, а цвета пламени,

Переросла через стол, на котором покоится его подбородок.

Он кивает как во сне, его глаза полуоткрыты;

И он подзывает к себе слугу.

Он говорит во сне: «Выйди из замка, о карлик,

И посмотри, летают ли еще вороны вокруг горы.

И если старые птицы все еще парят,

Я должен спать в волшебном сне еще сто лет».

Быстро разрастающаяся патриотическая идея способствовала тому, что универсальная хилиастическая легенда была выхолощена в форме немецкого национально-патриотического мифа. Мировой Император превратился в Императора чисто немецкого, что было, на мой взгляд, признаком деградации эпохи и общества.

Этой апологией я преследовал цель обратиться своим сознанием к спящему Императору Фридриху II Гогенштауфену и удивиться его чудесной личности. Завершить апологию хочу великолепной картиной художника Артура Георга фон Рамберга:

Артур Георг фон Рамберг. «Двор Императора Фридриха II Гогенштауфена в Палермо»

Артур Георг фон Рамберг. «Двор Императора Фридриха II Гогенштауфена в Палермо»