Люцерн — оплот швейцарской чести


Короткий по времени и длинный по географической протяженности формат экскурсии в конце августа 2009 года предполагал весьма недолгое пребывание в каждом остановочном пункте, в том числе в Люцерне, куда туристская группа приехала из Интерлакена. Однако буквально трех часов (может, даже поменьше) мне хватило для того, чтобы полюбить его. Не просто восхититься, а именно полюбить.

Справочные сведения о Люцерне

Поскольку я всегда стараюсь глубоко вникнуть в историю посещаемого мной места, отметил для себя пару важных моментов касаемо Люцерна. Название имеет несколько языковых вариантов: немецкий Luzern, алеманнский Lozärn, французский (и английский) Lucerne, итальянский Lucerna, романшский Lucerna. Средневековая история началась в VIII веке, когда тут был основан монастырь Санкт-Леодегар-им-Гоф, а первое летописное упоминание о нем относится к 840 году, когда территория стала известна под названием Люциария (Luciaria). В конце XII века поселение церковного прихода перешло от монастыря к Люцерну, и именно этот акт истории считают основанием города. Новым толчком для развития Люцерна послужило открытие перевала Сен-Готард (хорошо знакомое название) в 1220 году, обеспечившему кратчайший путь по ключевому торговому пути Фландрия — Италия. Какое-то время Люцерн служил столицей Швейцарии — точнее, местом нахождения ее правительства (столицы в нашем понимании у этой страны нет). В середине XIX века Люцерн потерял свое влияние и значение в политическом смысле, но впоследствии, благодаря развитию туризма, стал культурным центром всей Швейцарии. Кстати, люцернцы настроены непримиримо по отношению не к Берну (к которому перешел статус условной столицы Конфедерации), а к Цюриху. Жители Цюриха говорят, что Люцерн находится в пригороде Цюриха, а люцернцы говорят, что это Цюрих — пригород Люцерна. Очень забавное соперничество.

Впрочем, история историей, а знакомиться мне предстояло с нынешним состоянием города. А оно сильно менялось. Вот, например, как описывал Люцерн во второй половине XIX столетия Лев Толстой: «Я пошел шляться по городу — грязные улицы без освещения, встречи с пьяными работниками и женщинами, идущими за водой или шмыгающими по переулкам, не только не разогнали, но еще усилили мое грустное расположение духа». Вот так Европа… Сейчас ситуация совершенно иная.

Фирвальдштетское озеро

Знакомство с Люцерном началось с осмотра Фирвальдштетского (это название переводится как озеро Четырех лесных кантонов; в самом Люцерне его называют по-своему — конечно, Люцернским) озера, из которого вытекает река Ройс.

От набережной Швайцергофки у вокзальной площади Бангофплатц можно охватить взором почти полную панораму Люцерна и его окрестностей: вид справа на озеро (чья акватория частично зеленого, частично синего цвета) и горы (среди которых имеется легендарная вершина с мистическим названием Пилатус); прямо — на город, сохранивший в своем расположении и архитектуре черты и средневекового города, и его отростков более близких к нам времен. В архитектуре Люцерна, как и везде в Западной и Центральной частях Швейцарии, заметно южно-немецкое влияние.

Часовенный мост

Сразу бросается в глаза деревянный мост Капелльбрюкке (по-русски «Часовенный») в виде крытой галереи:

Мост длиной 204 метра построен в начале XIV века и долгое время служил составной частью оборонительных сооружений. В 1993 году он пострадал от пожара (вызванного то ли непогашенной сигаретой, то ли костром, зажженным приютившимися под мостом нищими — есть тут и такие): погибли разрисованные стропила кровли моста. К сожалению, никому уже не придется увидеть подлинные росписи, украшавшие этот мост и изображавшие сцены исторических событий города и Швейцарии и жизнеописания покровителей города Св. Леодегара и Св. Маврикия. Но можно посмотреть реставрированные копии:

Свое название «Часовенный» мост получил от расположенной рядом с ним часовни (капеллы) Св. Петра. Рядом с ним торчит (приходит на ум именно это грубоватое слово) прямо из воды восьмигранная деревянная башня Вассертурм (Водная). В разные времена у нее были разные функциональные назначения: в XII веке — водонапорная башня, а затем — и тюрьма, и архив, и сокровищница. Часовенный мост великолепно украшен цветочными композициями (наверное, и герани и бегонии).

Мякинный мост

Другой крытый деревянный мост носит название «Мельничный» или «Мякинный» (Шпройербрюкке):

Название объясняется тем, что в Средние века с этого моста в воду сбрасывали хлебную мякину и прочие отходы. Стропила кровли расписаны в 1628–1635 годах рисунками в средневековом стиле, изображающими «Пляски смерти» в назидание будущим поколениям, как напоминание о бренности всего живого. Мужчины и женщины, священники и воины, князья и ученые мужи, молодая невеста, набожная монахиня, юрист, охотник, мельник, сам художник собственной персоной — все показаны во власти насмешливо ухмыляющейся Смерти. Посредине моста расположена пристроенная в XVI веке маленькая часовня.

Средневековая стена Музеггмауэр

В Люцерне сохранился значительный участок средневековой стены Музеггмауэр (сооруженной около 1400 г., длиной 870 метров) с восемью высокими башнями:

В Швейцарии сейчас уже почти не осталось городов со средневековыми стенами, и в этом состоит еще одна отличительная черта Люцерна.

Часовая башня

Часы одной из башен имеют привилегию звонить каждый час на одну минуту раньше, чем все другие городские часы. Они находятся на башне Zytturm («Часовая») постройки 1386 года:

Иезуитская церковь

Важный объект в истории и архитектуре Люцерна — Иезуитская церковь–коллегия (1666–1669 гг.) в стиле так называемого иезуитского барокко:

Иезуиты сильно повлияли на развитие Люцерна, сохранив его приверженность католицизму. Правда, в конце концов, их оттуда удалили, как и практически из всех европейских стран. Забавно, что непосвященный наблюдатель может легко принять эту коллегию за православный храм.

Картины на зданиях

Многие здания в Старом городе украшены фресками или картинами, повествующими о предназначении конкретного здания или об исторических событиях, благодаря которым здание было построено.

Ратуша и прочие исторические здания

Здесь много «говорящих» названий улиц и площадей — Винный рынок, Зерновой рынок. Мне такая топонимика определенно нравится (считаю, что именно так в основном и должны называться городские объекты). На площади Корнмарктплатц возвышается здание Ратуши с часами, возведенное в начале XVII века:

В стилевом отношении оно представляет собой синтез итальянского Возрождения и местных архитектурных вкусов.

Примеры красивой исторической архитектуры

Архитектура Люцерна мне очень понравилась, она очень гармоничная и уютная. Это утверждение проиллюстрирую несколькими фотографиями:

Как и во многих швейцарских городах, старинные улицы исторического центра украшены скульптурными композициями, напоминающими стелы:

Старинные здания очень органично вписаны в элементы современной транспортной инфраструктуры:

Церковь Святого Леодегара

Две иглообразные готические башни церкви Св. Леодегара (покровителя Люцерна) стоят на маленьком холме прямо перед Люцернским озером:

В народе церковь называют Гофкирхе, или Гофхиле на местном наречии (швейцарский диалект очень своеобразен). На площади возле нее проходят фестивали духовой музыки.

Отели Люцерна

Радуют глаз и эффектные постройки (например, как на фотографии, отели):

Памятник «Умирающий Лев»

В конце экскурсии мы подошли к необычному памятнику. В стене скалы за маленьким прудом находится ниша, где лежит каменная скульптура льва:

Этот памятник работы датского мастера Торвальдсена в России принято называть «Умирающий Лев» (по-немецки проще — Das Löwendenkmal). Марк Твен описал его как «самое грустное и самое трогательное каменное изваяние в мире». Наряду с Вильгельмом Теллем «Умирающий Лев» — один из главных швейцарских символов «высокого уровня», если можно так выразиться.

Памятник был воздвигнут в честь солдат Швейцарской гвардии, которые погибли во время штурма дворца Тюильри 10 августа 1792 года, защищая французского Короля Людовика XVI. Важно отметить, что революционеры предлагали швейцарцам уйти с миром, ибо те были вроде как посторонними. Но, за исключением единиц, около 900 гвардейцев остались верны правителю чужой страны, с которым были связаны, на внешний взгляд, не более чем контрактными отношениями. 2/3 из них погибли; судя по всему, имела место бойня, ибо численное превосходство революционеров было колоссальным, и рассчитывать на победу и пощаду швейцарцам не приходилось. Наверху ниши имеется надпись Helvetiorum Fidei ac Virtuti — «Верности и Храбрости швейцарца».

Впоследствии памятник стал символом верности; здесь принято давать обеты желающих вступить в брак, и особое значение он приобрел для русских эмигрантов из Белой армии. Гид рассказал такую историю: как-то он проводил экскурсию, во время которой одна туристка — старушка почтенного возраста — вдруг горько заплакала. В ответ на участливые расспросы она достала старую фотокарточку, изображавшую юношу и девушку. Оказалось, что это ее дедушка и бабушка — русский дворянин и жительница Люцерна — в тот момент (еще до революции в России), когда они давали клятву будущей супружеской верности. Трагические события последующего времени катком прошлись по ним, но бабушка успела дать своей внучке эту фотографию, попросив, когда появится такая возможность, посетить «Умирающего Льва» в память о них. Слава Богу, такая возможность настала. Этот рассказ взволновал и растрогал меня. И я окончательно ощутил, что Швейцария, и Люцерн в особенности, заняли особое место в моем сердце.