Несколько ярких впечатлений для души и тела от Берна — столицы швейцарской конфедерации


После посещения Цюриха двухдневная экскурсия по Швейцарии предполагала визит в номинальную столицу государства, город Берн. Кстати, официальное самоназвание этой страны вовсе не Швейцария, а Конфедерация Гельвеция, поэтому она обозначается латинской аббревиатурой ch (на номерах машин, в доменной зоне интернета и т.д.).

Гостиница в пригороде Берна

Итак, около 18 часов тургруппа остановилась в маленькой деревушке возле Берна, где разместилась на ночлег в крохотной уютной гостинице «Линде». Здесь мне понравилось гораздо больше, чем в гостиницах больших городов — семейная атмосфера располагает к комфорту особого типа. В гостинице три этажа, на каждом из которых всего по три или четыре номера, в основном многоместные (на 2, 3, 4 гостя). У каждого номера балкончик с неизменным атрибутом — цветущей геранью.

гостиница

окрестные дома:

Ужин в Берне

Поначалу я полагал, что на этом программа дня завершена, но не тут-то было. Только я сложил вещи и осмотрелся в номере, как гид Анвар пригласил нас в Берн на ужин. Кстати, в момент нашего выезда перед неподалеку от гастхауса начинался небольшой праздник, связанный, как я понял, с каким-то местным велоклубом. При этом присутствовали оркестр с духовыми и ударными инструментами (музыканты наряжены в виц-мундиры) и зрители, многие из которых — в традиционных костюмах. Я не переставал удивляться.

Столица Швейцарии в вечернем облике мне сразу понравилась; ощущение было иным, нежели в Цюрихе. Здесь было спокойно. Известный образ бернцев как людей степенных, неторопливых, я могу подтвердить на личных визуальных впечатлениях.

В ресторане средней величины было довольно много посетителей, но свободный стол найти можно. Обстановка лишена всякой роскоши — деревянные столы и стулья либо скамьи, нет никакой никчемной музыки, только непрерывный гул разговоров на разных языках. Доверившись гиду, заказали на всю группу несколько фондю — блюдо, ставшее одним из символов Швейцарии. А к нему — пару бутылок местного белого вина. Кстати, что такое фондю, я изначально не знал. Это слово раньше доводилось слышать, и я связывал его с едой, но что оно конкретно означает, мне было невдомек. Почему-то у меня была мысль, что это некий деликатес.

Оценивать вкусовые качества фондю не буду, так как это вопрос слишком индивидуальный, каждый должен сам опытным путем решать, нравится ему такая простая крестьянская пища — вареный картофель, головки лука, хлеб и доведенный до полужидкого состояния сыр, который на стол выставляется на специальную спиртовую горелку. Лично я был вполне удовлетворен и едой, и компанией.

После ресторана мы еще немного прошлись по Берну, который в предночных сумерках выглядел чудесно. Я не люблю большие города ночью. А вот Берн мне понравился именно в этот момент. Звучит смешно, но, может быть, так и рождается любовь к ранее чужому городу — во время неспешного променада после приятной трапезы в кругу приятных людей. С того момента Берн запомнился мне добродушным, временами игривым, временами вальяжным.

Берн. Река Ааре

Город был основан в 1191 году герцогом Бертольдом V из рода Церинген на высоком холме в излучине реки Ааре, образующей его естественную защиту. Ныне самые старые постройки города датируются XVI–XVII веками. Мне Берн показался чем-то похожим на птичье гнездо: низкий центр, на периферии переходящий в возвышенность:

Река Ааре (это, к слову, название кельтского происхождения, как и многие топонимы в Швейцарии — начиная с самой Гельвеции):

Название города (по одной из версий) говорит о его связи с медведями. И, действительно, в Средневековье было принято держать в городе одного или несколько медведей. Но здешние вольеры были заложены только в 1857 году. И поныне медвежья яма привлекает внимание туристов. Правда, мне не повезло — медведи, после того, как один из них заболел, были переведены на карантин (до конца 2009 года). Потом к ним должны были присоединиться двое российских медвежат из уссурийской тайги. В конце рассказа продемонстрирую фотолитографию бернских медведей в конце XIX века.

Старая часть Берна, в которой сконцентрировано большинство достопримечательностей, в 1983 году была внесена ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. Ее отличительной особенностью является наличие множества «аркад» — навесов, проходящих над боковыми сторонами улиц. В дождливую погоду аркады спасают жителей города, забывших дома зонтик — на некоторых улицах можно проходить большие расстояния, не оказываясь под открытым небом.

Главная артерия Берна — цепочка улиц Шпитальгассе, Марктгассе и Крамгассе (интересно, что некоторые старинные улицы в Берне довольно широкие, в отличие от большинства других городов, имеющих средневековую историю) — упирается в середину речной петли и мост Нидербрюкке, по которому город два века назад и «перебрался» на другой берег Ааре. Мосты, кстати, страшной высоты. Под одним стоит полноценный четырехэтажный дом, а до свода моста еще много места.

Федеральный дворец. Ратуша

Несмотря на то, что Берн сильно вырос за это время, все государственные учреждения по-прежнему сосредоточены в старой части города. Над рекой стоит массивное, растянувшееся вместе с крыльями на целый квартал здание Федерального дворца — Бундесхаус, построенное во второй половине XIX века в стиле флорентийского барокко:

В средней части этого гигантского серо-зеленого здания, увенчанного 62-метровым куполом, находится парламент. Внутри дворец украшен фресками, статуями, гербами кантонов. В крыльях дворца — департамент иностранных дел, многие другие ведомства.

Еще одно административное здание — Бернская ратуша (довольно скромного вида):

Улица Марктгассе и ее скульптурные фонтанчики

Основная часть экскурсии (недолгой, конечно) проходила по улице Марктгассе. В этой части города находятся знаменитые уличные фонтанчики. Еще в начале XIX века из них брали воду. Это каменные чаши с каменной колонной посередине. На верхушке колонны, на квадратной плите, стоят раскрашенные каменные фигурки. Всего в Берне около 20 таких фонтанчиков.

Почти все фигурки сделаны скульптором Гансом Гингом в XVI веке. Когда по узеньким улицам должны были пустить трамвай и кто-то предложил перенести фонтанчики, стоящие посередине мостовой, в другое место, на него ополчился весь город. Трамваи огибают каждый фонтанчик, из-за чего движутся довольно медленно, но жителей Берна это вполне устраивает.

На многих домах, некоторые из которых тянутся на сотни метров, — цеховые геральдические символы забавного вида (например, мавр, грифон или розовая обезьяна):

Сами дома выстроены в типичном «германском» стиле: разноцветные, с так называемыми хейерляйнами (что-то вроде эркеров), фигурными фасадами крыш (не знаю, как это называется у архитекторов) и непременным атрибутом на окошках — красной геранью. Нижние этажи заняты исключительно магазинами с самым широким ассортиментом товаров.

Колокольня Цитглоггетурм

Одни из сохранившихся в наше время городских ворот с трехметровой толщиной стен теперь привлекают несметное количество туристов. Причиной тому — знаменитая колокольня Цитглоггетурм (слово «время» на бернском наречии произносится и пишется не «zeit», как по-немецки, а «zyt»), запирающая вход на улицу Крамгассе. С восточной стороны в 1530 году Каспаром Брукнером были построены астрономические часы:

На них отображаются не только время и день недели, но и лунная фаза, движение звезд и даже текущее зодиакальное созвездие. Кроме того, день изо дня за 4 минуты до каждого часа на башне разворачивается механическое представление с участием медведей и петуха.

Фонтан «Пожиратель детей»

Стоит также отметить террасу Барренплатц, где в назидание малолетним преступникам установлен фонтан Киндерфрессербруннен:

Монумент был возведен в 1516 году и представляет собой великана, нещадно пожирающего малолетних грешников. Слабонервным не рекомендую разглядывать его вблизи.

Кафедральный Собор

Особенно следует выделить Кафедральный Собор Берна, название которого не связано с каким-либо событием из жития Христа, апостолом или святым. Просто — Мюнстер (немецкое Münster).

Бернский Собор считается важнейшим позднеготическим храмом Швейцарии. Его постройка началась в 1421 году, но храм (вернее, его башня) был окончательно достроен только в 1893 году. Наиболее интересные детали убранства Собора — мебель XVI века и витражи. Два витража с ветхозаветными сценами выполнены в XIX веке, а почти все витражи относятся к XV веку и прекрасно иллюстрируют менталитет европейского средневековья, пропитанного мыслями о смерти.

Исключительные впечатления остаются и от барельефов работы Эрхарда Кюнга из Вестфалии на Главном входе, которые изображают Страшный (или, как говорят англичане, Последний) суд:

«Исключительные впечатления» — не расхожее клише, ведь даже воинствующие швейцарские протестанты–кальвинисты эпохи Реформации (не чета каким-нибудь мирным норвежским лютеранам) не осмелились уничтожить это единственное скульптурное изображение в Бернском Мюнстере, пережившее период иконокласта (уничтожения икон и прочих предметов культа под предлогом борьбы с идолопоклонничеством; у меня на сей счет своя точка зрения, но предпочту промолчать, ибо не люблю публично обсуждать вопросы, касающиеся религии). «Страшный суд» — одна из наиболее полных позднеготических композиций в Европе, представляющая сцену, когда грешники (нагие страдальцы слева, если смотреть от храма) отделяются от праведников в белых одеждах, стоящих справа. В центре — разумные и неразумные девы. Прямо над ними стоит архангел Михаил с поднятым мечом и весами.

Всего насчитывается около 200 каменных и деревянных фигур: 47 больших — это копии (оригиналы хранятся в Бернском историческом музее), а 170 малых — оригиналы.

Берн стал для меня городом-открытием, городом разнообразных приятных впечатлений — для души и для тела. Завершить свой рассказ хочу изображением конца XIX века, «компенсирующим» мое упущение бернских медведей:

Медвежья яма в конце XIX века

Медвежья яма в конце XIX века

Далее экскурсия вела в красивый город Интерлакен, уютно расположившийся в сердце швейцарских Альп.