Феерический дворец Пена и причудливая усадьба Регалейра в португальском городе Синтре


Дворец Пена

Дворец Пена (Pena) — один из немногочисленных португальских образцов архитектуры исторического романтизма, характерного для Европы в XIX веке (кстати, известным мне примером этого стиля является замок Нойшванштайн в Баварии). Образец, несомненно, яркий и гармоничный.

В XII веке на высокой скале, вздымающейся над городом Синтрой, была построена часовня Богоматери. В 1503 году при Короле Мануэле I появился посвященный Богоматери монастырь Ордена Святого Иеронима, который был разрушен катастрофическим землетрясением 1755 года. В 1834 году король–консорт (то есть муж правящей Королевы) Фернанду II приобрел эту территорию в рамках экспроприации имущества религиозных орденов. Под руководством немецкого архитектора Вильгельма Людвига фон Эшвеге в 1842–1854 годах был возведен летний Королевский дворец удивительного облика (зимней — и основной — резиденцией была Ажуда в Лиссабоне). Кстати, Фернанду II и Королева Мария II лично принимали активное участие в разработке дворцового декора.

В Пене в 1908–1910 годах затворницей проживала последняя Королева Португалии Амелия Орлеанская. Это было обусловлено тем, что 1 февраля 1908 года, когда Амелия с мужем и двумя сыновьями возвращались с отдыха во Франции в Лиссабон, на площади Коммерции два террориста-республиканца открыли огонь по их открытому экипажу. Король был убит на месте, престолонаследник Луиш Филипе умер через 20 минут, младший сын Мануэл был легко ранен в руку и стал следующим Королем. После трагедии Амелия удалилась во дворец Пену, откуда выходила только чтобы поддержать сына Мануэла II.

В конце XX столетия дворец Пена был реставрирован, а в 1995 году внесен ЮНЕСКО в Список Всемирного культурного наследия.

Эклектичный дизайн дворца Пены соединил в себе нео-готический, нео-мануэлинский, нео-исламский и нео-ренессансный стили, навевая в воображении сюжеты из «Тысячи и одной ночи», старинных европейских сказок и португальских героических эпосов эпохи Великих Географических Открытий.

Мавританские мотивы представлены круглой формой башенных куполов и подражаниями минаретам, а также геометрическими узорами облицовки стен. Европейские сюжеты видны на примере Часовой башни.

Над входной аркой высечен герб Фернанду II, сочетающий геральдику Португалии и Саксонии (он происходил из династии Саксен-Кобург-Гота):

Во внутреннем дворе имеются элементы оформления в нео-мануэлинском и испано-арабском стилях, причем последний тесно смешан с европейскими деталями в виде курьезных физиономий:

Интерьер дворца Пены меня заинтересовал в меньшей степени, нежели его внешние черты. Думаю, многие детали интерьера привлекут внимание тех, кто глубоко увлечен историей португальской Королевской семьи второй половины XIX века. Мне же более всего запомнились мануэлинские геральдические узоры над дверями, начиная с армиллярной сферы (навигационное устройство для измерения расстояний) — одного из важнейших элементов португальской символики.

Понравилась комната с двумя цаплями и двумя японскими божками, а также великолепно инкрустированной мебелью:

Интересны витражи с изображениями на средневековые немецкие сюжеты:

Роскошная статуя в комнате знати:

Напоследок вернусь в наружный двор. Над входом в здание дворца имеется колоритный барельеф, изображающий тритона. Для меня осталось большой тайной, почему во многих описаниях дворца (в том числе официальном буклете) это изображение названо ни больше ни меньше как аллегорией Сотворения Мира. Какая-то слишком тревожная аллегория…

И в завершение еще один взгляд на входы в комплекс сказочного дворца Пены:

P.S. Интересно то, что реминисценция дворца Пены есть в Москве. В начале 1890-х годов русский предприниматель Арсений Морозов совместно с архитектором Виктором Мазыриным совершал путешествие по Испании и Португалии. На миллионера, равно как и на архитектора, неизгладимое впечатление произвел дворец Пена в Синтре. В 1899 году на Ордынке был построен особняк, сочетающий элементы модерна и эклектики — уникальный для московской архитектуры образец яркой и экзотической стилизации в нео-мавританском духе. В настоящее время здание служит Домом приемов правительства России.

Усадьба Регалейра

Усадьба Регалейра (Quinta da Regaleira) окружена ореолом таинственности, всевозможных домыслов и разнообразных гипотез. В преамбуле об этом имении я хочу подчеркнуть, что мой рассказ не стóит рассматривать как описание какой-то оккультной доктрины. Для меня Регалейра является эстетическим художественным образом, аккумулирующем в себе знания, мифы и фантазии. И именно в этом заключается для меня ценность Регалейры.

Поместье, известное как Quinta da Torre (имение Башни) существовало здесь с конца XVII века. В 1840 году оно было куплено и перестроено баронессой да Регалейра, давшей усадьбе новое название, которое в итоге закрепилось. В 1893 году здание и большую окружающую территорию приобрел Антониу Аугушту де Карвалью Монтейру, при котором усадьба стала объектом оригинальных творческих работ.

Антониу Монтейру (1848–1920) родился в Рио-де-Жанейро в Бразилии, затем переехал в Португалию. Получив юридическое образование в Коимбре, он впоследствии разбогател и стал значительным филантропом, библиофилом и коллекционером. Монтейру был человеком колоссальных научных знаний и широкого культурного кругозора. Это получило отражение в Регалейре. Я слышал версию о том, что Монтейру был масоном, причем ни много ни мало — 33 градуса посвящения. Эта версия не имеет серьезных подтверждений. Я вполне допускаю, что он мог быть посвящен в какие-то тайные общества, но 33 градус — это слишком сомнительно. Такие люди держатся втайне.

Над оформлением Регалейры много работал итальянский архитектор и дизайнер Луиджи Манини (1848–1936). Регалейра, которой он посвятил 14 лет, была его последним трудом в Португалии перед возвращением на родину.

Здание поместья выстроено в нео-мануэлинском стиле.

Самая высокая башня украшена армиллярной сферой и флюгером с изображением креста Ордена Христа — преемника Ордена тамплиеров на территории Португалии (его резиденцией был замок в городе Томаре).

Возле входа в поместье привлекает к себе внимание небольшая статуя дракона, держащего себя за спину — символ безупречного самоконтроля:

В здании усадьбы я пробыл всего несколько минут и отметил несколько любопытных моментов. В частности, обилие мануэлинских декоративных элементов вкупе с очень красивыми картинами:

В Комнате Королей размещены портреты 20 Королей и 4 Королев Португалии, а также можно видеть гербы Лиссабона, Порту, Браги и Коимбры.

Неподалеку от усадьбы стоит Часовня Святой Троицы:

В часовне много фресок и несколько витражей, среди которых обращает на себя внимание изображение Девы Марии и Святой Изабеллы, обменивающихся масонским рукопожатием:

Больше всего времени в поместье Регалейра гости проводят в саду. Сад является образом Космоса, постепенно открывающегося посетителю по мере того, как он шествует по разным волшебным и таинственным местам. Это шествие можно считать, в разной терминологии, квестом–поиском Истины, или путем инициации, или паломничеством. На этом пути гость может почувствовать Гармонию Сфер и исследовать перспективы аскетического сознания, по аналогии с метафизическим поиском Сущего, характерным для великих эпосов древности. В царстве Сада изобилуют ссылки на мифологические миры, Олимп, Вергилия, Данте, Мильтона и Камоэнса, обращение к миссии Тамплиеров и их преемников из Ордена Христа, великим мистикам и чудотворцам, а также к загадкам алхимического Ars Magna — Великого Искусства. Эта симфония, застывшая в камне — созданная строителями Храмов, вовлеченная в истинный дух Традиции — открывает поэтическое и пророческое измерение Философского Лузитанского Поместья. [Это был мой пересказ пространного англоязычного текста из официального буклета–путеводителя].

Далее кратко пройдусь по некоторым наиболее запомнившимся местам Сада.

Променад богов — аллея, украшенная статуями античных богов: Фортуны, Орфея, Афродиты (Венеры), Флоры, Цереры, Пана, Диониса, Гефеста (Вулкана) и Гермеса (Меркурия):

Терраса Небесных (Божественных) Миров с башней, называемой Зиккуратом:

Портал Стражей, в центре которого тритоны (стражи) держат раковину:

Башня Регалейра (на самом деле это несколько башен, в том числе с верхушками в форме шлемов):

Грот–лабиринт:

Отложились в памяти несколько декоративных деталей:

Улитка и лягушка (символы контраста скорости и типа движения в моей интерпретации):

Украшения на флористические мотивы (там есть, в частности, цветок мака — античный символ сна и забвения, а также смерти; у древних персов мак символизировал любовь, а у китайцев — отдых и отстраненность от суеты):

Вазон украшают козлиная морда и лицо, как я понимаю, бога Пана:

Красивые скамьи:

Про этого каменного льва есть рассказ, будто бы под ним был найден большой клад. Причем русским туристам повествуют, что этот факт (если его можно считать фактом, в чем я не уверен) якобы послужил источником для сюжета фильма «Невероятные приключения итальянцев в России».

Наконец, один из наиболее важных (пожалуй, даже самый важный) объектов в Саду Регалейры — Колодец Посвящения. Их в действительности два, но второй имеет небольшой размер и является незавершенным. К колодцам ведут многочисленные туннели, пронизывающие Сад. Большой Колодец высотой около 27 метров доступен для посещения и имеет спиральную лестницу и несколько небольших промежуточных площадок.

Оба Колодца никогда не использовались для хранения воды, а служили для инициатических целей в соответствии с ритуалами Таро. Пространство площадок и число ступеней лестничных пролетов между ними соответствуют мистическому символизму Таро. На дне колодца выложен герб Монтейру — восьмиконечная звезда, в которую вписан крест тамплиеров.

Сад Регалейры изобилует многочисленными растительными видами. Здесь можно увидеть дуб (в том числе пробковый), секвойю, тис, сосну (в том числе с острова Норфолк), камелию, магнолию, кипарис, саговник, каштан (в том числе конский), кедру, липу и папоротник. Папоротнику в эзотерике Сада Регалейры следует уделить особое место, ибо это растение, согласно древним (лучше всего сохранившимся у славян) поверьям, цветет раз в году в ночь накануне Ивана Купалы. Мифический цветок дает тому, кто сорвал его и сохранил при себе, чудесные возможности.

И в завершение брошу взгляд на старинную мавританскую крепость X века, возвышающуюся над Синтрой: