Символизм герба магистра Джона Ди в романе Густава Мейринка «Ангел Западного Окна»


Джон Ди (1527–1609) — английский (валлийского происхождения) ученый, географ и алхимик. Даже довольно скупая энциклопедическая статья, написанная в сугубо «реалистическом» ключе, способна вызвать большой интерес к этой фигуре. Тем более мое внимание к Джону Ди оказалось приковано благодаря тому, что он является центральным персонажем — не просто персонажем, а героем в полном смысле этого слова — романа австрийского писателя Густава Мейринка «Ангел Западного Окна». Для передачи своего впечатления я воспользуюсь цитатой из этого романа — фразой, с которого начинается авторское предисловие:

Sir John Dee of Gladhill! Имя, которое, по всей видимости, мало что скажет современному читателю! С жизнеописанием Джона Ди я впервые познакомился около 25 лет назад и был потрясен этой невероятной, трагической и страшной судьбой; она не вписывалась ни в какие привычные рамки, от ее головокружительно крутых поворотов захватывало дух…

В задачу данной статьи не входит анализ всего романа (это слишком большое произведение). Будучи любителем геральдики, я сосредоточился на исследовании герба Джона Ди, потомка легендарных валлийских вождей Хоэла Дата и Родерика Великого. Вскользь замечу, что к реальному гербу Джона Ди (золотой шествующий лев с лазоревыми языком и когтями в алом поле) представленный в романе Мейринка вымышленный геральдический образ не имеет никакого отношения.

Герб составлен мной в меру моих скромных художественно-технических способностей.

Герб Джона Ди

 

Описание герба в «Ангеле Западного Окна»:

Итак: трехпольный нессер щита, в правом лазоревом поле, символизирующем наше родовое поместье Глэдхилл в Уорчестере, — серебряный меч, вертикально вонзенный в зеленый холм. В левом серебряном поле, удостоверяющем наши права на поместье Мортлейк в Мидлэссексе, — зеленеющее древо, меж корней которого вьется серебристая лента источника. А в среднем, клиновидном зеленом поле над основанием щита — сияющий светильник, исполненный в форме лампы первых христиан. Знак для герба необычный, у знатоков геральдики он всегда вызывал удивление.

Я медлил, засмотревшись на последний, чрезвычайно четкий гербовый оттиск. Но что это? Над основанием щита изображен вовсе не светильник! Кристалл? Правильный додекаэдр в сияющем нимбе! Не чадная масляная коптилка, а лучезарный карбункул!

В биографии и личности Джона Ди сплелось великое множество тайн.

Герметические знания и ахимические экзерсисы.

Загадка двуликого Януса–Бафомета (поклонение которому приписывали тамплиерам) и древние колдовские мистерии, над которыми высится культ Исаис Черной (синкретический образ черной богини, более всего ассоциирующейся с Великой Матерью Кибелой, знаменитой ужасными оргиастическими ритуалами).

Бурные события английской истории в период правления Королевы Елизаветы I и сумрачный богемский двор Императора Рудольфа II Габсбурга.

Наконец, это поиск мистической Зеленой Земли (потустороннего Гренланда, Туле, или Гипербореи), страны Ангела Западного Окна. Джон Ди грезил о  Королевской короне, увенчанной вышеупомянутым сияющим додекаэдром (сильно напоминающим в данном контексте «третий глаз»).

Символизм некоторых элементов герба Джона Ди приведен в статье Евгения Головина «Лексикон: Послесловие к роману Г. Мейринка «Ангел Западного Окна»»:

В гербе выражены две тенденции: первая (ручей, древо) — завоевание здесь, на земле, определенных ценностей (земной короны, любимой женщины, пудры проекции и т. п.); вторая (меч, вонзенный в холм) — путь через этот мир в совершенно иные экзистенциальные и географические пространства, где поначалу возникает ГРЕНЛАНДИЯ.

А в центре моих размышлений оказался именно додекаэдр — один из пяти правильных выпуклых многогранников.

Следует подчеркнуть важную роль правильных многогранников, и додекаэдра в частности, в картинах мироздания, созданных в Древней Греции школой пифагорейцев. Чуть позже эти идеи были тщательно развиты в текстах Платона (427–347 до Р.Х.). Так, в позднем платоновском диалоге «Тимей» четыре главных элемента материи — огонь, воздух, вода и земля — представлены в виде скоплений крошечных частиц в форме правильных многогранников: тетраэдра, октаэдра, икосаэдра и куба. Что же касается пятого правильного многогранника, додекаэдра, то его Платон упоминает как-то вскользь, отметив лишь, что эта форма использовалась «для образца» при создании вселенной, имеющей совершенную форму сферы.

Платон, вероятно, размышлял в духе более ранней традиции, уходящей к Пифагору. В пифагорейской школе известна идея, согласно которой додекаэдр образовывал «балки», на которых был возведен свод небес.

Под очевидным влиянием идей Платона, в последующие века философы и ученые стали предполагать, что небеса сделаны из пятого элемента — «эфира» или «квинтэссенции». Эту традицию можно увидеть в иллюстрациях к работе Иогана Кеплера Mysterium Cosmographicum, изданной в 1596 году, где космос изображен в форме додекаэдра.

Размышляя о символизме додекаэдра, я обратил внимание на следующее любопытное обстоятельство. Минерал пирит (серный колчедан), чье название по-гречески означает «камень, высекающий огонь», часто образует кристаллы, схожие по форме с додекаэдром. Схожие — но не совпадающие. На самом деле кристаллы пирита имеют форму пентагондодекаэдра, который не является правильным многогранником, ибо его грани представляют собой неправильные пятиугольники.

Примечательно также то, что в золоторудных месторождениях золото часто связано с пиритом, как пространственно, так и в виде микроскопических включений в нем. Пирит во времена золотых лихорадок из-за внешней схожести с золотом получил прозвище «золото дураков» (кстати, минерал халькопирит, или медный колчедан, получил прозвище «золотая обманка»).

Жизнь Джона Ди и его последнего потомка (манифестации) в романе «Ангел Западного Окна» изобилует соблазнами, иллюзиями, фантомами и обманами. Как обрести Корону со светоносным додекаэдром, философский камень и алхимическое золото — и не стать жертвой инфернального жара, профанических искушений и лукавого золота дураков?

Одним из наиболее важных предметов в романе является принадлежавший Джону Ди кинжал, который некогда был наконечником копья эрла Холла Дата. Оный наконечник Хоэл Дат получил от короля альбов, служителей невидимого братства розенкрейцеров. Владелец сего копья становился навеки непобедимым для земного оружия и неуязвимым для дьявольских чар. Отныне он был заговорен от женского вампиризма и мог претендовать на корону самую высокую.

Джон Ди утратил драгоценный кинжал самым постыдным образом — позволил выманить его у себя хитростью на ложе распутства. Вместе с кинжалом покинули его род сила, слава и могущество, а вслед за ними и надежда на корону Англии.

От проклятья, падшего на клинок, освободит только последний из потерянного рода Хоэла Дата. Им является герой и рассказчик романа барон Мюллер — в какой-то мере реинкарнация Джона Ди в новом поколении.

Джон Ди и барон Мюллер идут путем Obscurum per obscures, ignotum per ignotis — «темное посредством еще более темного, неведомое посредством еще более неведомого».