Остров Гельголанд в Северном море, или как я впервые в жизни потерял землю


Вступление к этой записи я написал два раза. Второй раз сделал это из-за того, что по ходу творческого процесса вдруг обнаружил, что второпях неправильно написал название. Хотел написать «… потерял землю из виду», но последние два слова мистическим образом пропали. Получился курьез, который я решил сохранить и подчеркнуть во второй редакции вводного текста. Для меня впервые в жизни оказаться в ситуации, когда со всех сторон в поле зрения отсутствовала земля — событие экстраординарное. Было очень страшно! Шучу. Но если серьезно, то я подумал о том, что моряком мне в самом деле не суждено было бы быть. Уверен, продлись это положение хотя бы сутки, и я точно впал бы в депрессию. Но в путешествии, рассказать о котором хочу в этой записи, я потерял землю ненадолго — минут на 30–40. И потом снова обрел ее — на острове Гельголанд, куда приплыл на несколько часов из Гамбурга.

И еще хочу подчеркнуть, что это путешествие было одним из лучших эпизодов моей жизни. Возможно, оно было не так насыщено примечательными объектами, но по ощущению — точно из числа лучших.

Справочные сведения о Гельголанде

Для начала справочная информация. Гельголанд (Helgoland) — архипелаг в Северном море, относится к немецкой земле Шлезвиг–Гольштейн. Площадь его всего 1.7 квадратных километров; население, сосредоточенное в единственном поселке (который тоже называется Гельголанд), составляет 1,267 человек. Приведу карту архипелага:

Второй остров (Дюнный) появился в 1720 году из-за шторма, который отколол его от Гельголанда.

Столь малый остров — и удивительно богатая бурная история. Примерно в VII веке на нем поселились фризы — один из небольших германских народов (поскольку я очень интересуюсь этнографией, это уже важный факт). Долгое время остров считался убежищем пиратов, промышлявших в Северном море. Долгое время Гельголанд принадлежал Дании, а с начала XIX века — Англии. В 1826 году здесь обустроили морской курорт. Уже скоро остров начал пользоваться популярностью среди поэтов, писателей, художников и другой представителей европейской интеллектуальной элиты. Поэт Гофман фон Фаллерслебен в 1841 году написал здесь текст «Песни немцев» — будущего гимна Германии. В 1890 году Великобритания и Германия совершили территориальный обмен — первая получила африканский остров Занзибар, а вторая — Гельголанд. Германия быстро освоила новое приобретение: рейсы из Гамбурга на Гельголанд стали очень популярны:

Катамаран и рейс из Гамбурга на Гельголанд

Продолжаются они и поныне, и я совершил путешествие именно по этому маршруту. Накануне я прочитал, что ежедневно от пристани Ландунгсбрюкен в порту Гамбурга в 9:00 отправляется катамаран. Я толком не знал, что это такое — почему-то в голову пришли образы туземных лодок Океании. Эти нелепые образы меня смутили; опасался, что судно будет утлым, и я плохо перенесу путь. На самом деле этот катамаран норвежского производства — мощное, надежное судно, качка на котором почти не ощущается (я немного почувствовал только несколько раз):

Правда, море в тот день было совершенно спокойным, поэтому проверить устойчивость катамарана при сильном волнении у меня не было возможности. Что весьма хорошо. Стоимость поездки довольно высокая (100 евро), особенно с учетом того, что мне пришлось доплатить за билет в комфортном классе. Обычных уже не было; надо было заранее бронировать. Но это не важно. В справочном порядке сообщу, что в комфорт–классе бесплатные напитки (не алкогольные), есть столики и поменьше мест.

Расстояние от Гамбурга до Гельголанда около 150 километров. Около половины проходит по нижнему течению Эльбы. Там есть на что посмотреть — много кораблей, прибрежных городков. Ближе к устью преобладают пустынные марши (плоские заболоченные пески). Катамаран делает остановки в двух пунктах — Ведел и Куксхафен. За вторым начинается Северное море…

Полезной вещью на катамаране является информационный монитор, на котором можно видеть карту маршрута и местоположение судна в режиме реального времени. Также высвечиваются значение скорости и еще какие-то данные. Скорость была до 35 узлов — это очень много! По пути кое-где виднелись дюнные отмели, а потом настал этап, когда со всех сторон действительно виднелось только море.

Прогулка по Гельголанду

Гавань и курортные домики

Наконец, к моей великой радости на горизонте показался Гельголанд. Ландшафт его увенчивают маяк и радиовышка. В 12:45 катамаран прибыл в южную гавань:

На берегу сразу бросилось в глаза многочисленное семейство курортных домиков одинаковой формы и разного цвета:

Это малые дома; есть покрупнее:

Можно сравнить нынешнюю застройку с той, что существовала в конце XIX века — например, на улице с характерным названием Кайзерштрассе:

Интересно, что в конце XIX века берег Гельголанда местами был обустроен более капитально, чем сейчас:

Кстати, упомяну еще об одном факторе привлекательности для туристов на Гельголанде. Поскольку остров не входит в таможенную и налоговую территорию ЕС, на острове ведется беспошлинная торговля некоторыми видами товаров — алкоголем, табачными изделиями, парфюмерией/косметикой, чаем/кофе и др. Цены существенно ниже, чем в Германии. Очень многие гости острова активно используют эту местную особенность.

Возвышенность Оберланд и путь по берегу вдоль обрыва

Возле пансионатов и магазинов я не стал задерживаться — меня прежде всего интересовала та часть острова, которая называется Оберланд, то есть Верхняя земля. Это, конечно, никакие не горы (максимальная высота здесь всего 40 метров), но возвышенность заметная. Наиболее высокая часть пролегает вдоль западного берега. Поднявшись наверх, я сфотографировал южную гавань и ведущий от нее подъем:

А теперь взгляд на север, и тут расстилается эффектный пейзаж:

Хорошо заметны ограждающая дамба и скалистый обрывистый берег. Ограждение вдоль обрыва чисто символическое…

Впервые в жизни я видел столь большое скопление птиц:

Птицы, кстати, совершенно не боятся людей; некоторые подлетают или подходят на расстояние вытянутой руки и явно клянчат пищу. Но я никому ничего не дал, ибо, во-первых, у меня не было никакой еды, а во-вторых, негоже развращать жителей дикой природы.

Скала Длинная Анна

На крайнем севере острова стоит одинокая скала — визитная карточка Гельголанда:

Она называется Lange Anna, то есть Длинная Анна. Смешно то, что это имя некоей официантки высокого роста, служившей в одном из кафе Гельголанда сто лет назад.

Пляж

Далее я стал возвращаться на юг, но уже по восточному берегу. Он не такой крутой и имеет спуск к расположенному ниже песчаному пляжу. На дальнем плане Дюнный остров:

В конце XIX века северо-восточная часть Гельголанда выглядела так:

Я пришел на пляж, первоначально намереваясь только посмотреть. Людей было мало, и купалось всего несколько. Будь в воде только здоровяки, подобные викингам, я бы не осмелился соваться в СЕВЕРНОЕ море, пусть в августе и при температуре воздуха примерно в 25 градусов. Но там спокойно купались молодая женщина и ее дети лет 5–7. Я самонадеянно быстро вошел в воду… и от громкого крика меня удержали только правила приличия. Вздыхая и стеная, я потащился дальше… помимо холодной воды (думаю, градусов 17) меня беспокоила огромная стая рыбьей мелюзги, крутившаяся вокруг моего тела. Все-таки я полностью окунулся и вылез на берег. Сидеть на теплом мелком песке было весьма приятно.

Гельголандский Аквариум и краеведческий музей

После пляжа я добрался до поселка. Жаль, что не попались мне на глаза тюлени (по-немецки Seehunde, то есть буквально «морская собака»); они в основном обитают на соседнем Дюнном острове. Еще на Гельголанде в некоторые сезоны на берегу оказывается много сумчатых крабов (Taschenkrebs); но это бывает не в августе, так что я видел одного–двух только мельком издали. С морской флорой и фауной Гельголанда и вообще Северного моря я познакомился в небольшом Аквариуме:

Живой мир холодных вод не поражает разнообразием форм и цветов, что вполне понятно — солнечные лучи тут нечастые гости. Зато он гораздо значительнее по биомассе, чем тропические акватории. И еще я узнал интересный для себя факт — оказывается, морские коньки живут и в этих широтах. И, подозреваю, именно они стали прототипами многочисленных мифологических существ Севера, типа драконов.

И еще неподалеку от Аквариума находится маленький краеведческий музей. Я туда не попал (летом он рано закрывается), но одну интересную штуку увидел на улице:

Это, как я определяю, «купальная будка–тележка». Лет 120 назад дамы и господа выезжали на мелководье на таких тележках, переодевались и выходили в воду по лесенке. Не знаю, как к этому относились лошади, но для людей при тогдашних нравах было весьма удобно.

Гельголанд во Второй Мировой войне

В окрестностях поселка находятся развалины бункеров времен Второй Мировой войны. Я туда не ходил (принципиально не хотел), но привести справку считаю необходимым. Военно-морская база здесь была небольшой, поскольку развитие стратегической авиации делало Гельголанд слишком уязвимым. Поэтому налетам он почти не подвергался до апреля 1945 года. За несколько дней до капитуляции Германии британские ВВС сбросили на этот крохотный кусочек суши 7 тысяч бомб. Это трудно осознать; тем более невозможно понять, зачем это было сделано. Складывается впечатление, что британское правительство решило вообще уничтожить Гельголанд. Сухая статистика: в 1947 году на острове был произведен самый мощный неядерный взрыв в истории человечества. С его помощью британские военные уничтожили бункеры и другие сооружения, построенные в Третьем Рейхе для подводных лодок. Одновременно на воздух взлетело около ста тысяч торпедных боеголовок, подводных бомб и гранат разных калибров — в общей сложности 6,700 тонн взрывчатки. В последующие годы британцы использовали и без того уже изуродованный и безлюдный остров в качестве полигона для учебных бомбометаний. В конце 1950 года группа немецких активистов проникла на остров, установив на нем три флага — ФРГ, международного общественного Европейского движения и исторический флаг Гельголанда. Эта акция привлекла внимание к проблеме острова. Вскоре бундестаг единогласно поддержал резолюцию с требованием вернуть эту территорию Германии, что и было сделано в марте 1952 года. Через несколько лет остров заново отстроили, и он начал свою новую курортно-туристическую жизнь.

Гельголанд — родина писателя Джеймса Крюса

Для меня важной достопримечательностью Гельголанда является тот факт, что здесь в 1926 году родился замечательный детский писатель Джеймс Крюс. В поселке есть маленький музей, или скорее книжный клуб, посвященный его творчеству. Крюс написал про Гельголанд в сборнике историй «Маяк на омаровых рифах». В Северном море, на рифах, недалеко от острова Гельголанд стоит маяк, на маяке живет смотритель — старик Иоганн. К нему иногда прилетает чайка Александра, или является водяной Морешлеп, а однажды в гости на маленькой лодке приплывает тетушка Юлия с гномом Ганс-в-узелке, лишившаяся своего дома на острове. Герои книги ловят рыбу и рассказывают друг другу удивительные сказки и стихи: например, о том, как празднует свой день рождения Карусель, как веселятся на балу марципановые мальчики, и как рыбак Фране поймал своей сетью звезду в небе.

Приведу фотолитографию маяка в то время, когда жили родители Крюса:

Самобытность Гельголанда

В завершение хочу сказать несколько слов об одной особенности местного населения. Как и многие жители островов, прежде всего маленьких, они очень консервативны. В частности, большинством голосов на референдуме был отвергнут проект отсыпки морской акватории между Гельголандом и Дюнным островом (около 100 гектаров). На этой территории планировалось построить отели (увеличив число гостиничных мест в три раза), пристани для яхт и круизных лайнеров, а также оборудовать новый большой пляж. Грандиозный проект по развитию туристической инфраструктуры был призван улучшить экономическое положение острова (довольно плохое, кстати). Общий объем инвестиций оценивался в миллиард евро. Но гельголандцы не захотели менять свою землю. Здесь действует запрет на автомобильное и велосипедное движение, и официальным языком наряду с немецким является архаичный фризский (хотя на нем мало кто говорит, но это дело принципа)

Я считаю, что Гельголанд своей историей заслужил право на спокойную тихую жизнь. Закончу рассказ фотолитографией конца XIX века с изображением женщин в фольк–костюмах:

Пусть сейчас так никто не одевается, все равно в местных людях прочен исторический корень. И, уверен, многим гостям это по душе.

Напоследок фраза на фризском языке: Welkoam iip Lunn!, то есть «Добро пожаловать на остров!».