Экскурсия в английский край чудес Шир — Оксфорд, Стратфорд-на-Эйвоне, замок Уорвик


Оксфорд

В марте 2013 года, проживая в Лондоне, я записался на международную англоязычную экскурсию, охватившую регион к северо-западу от английской столицы. Программа экскурсии предусматривала посещение знаменитого университетского города Оксфорд, переезд по красивой области Котсуолдс, визит в родной город Уильяма Шекспира — Стратфорд-на-Эйвоне, и, наконец, знакомство с эффектным монументальным замком Уорвик. Программа разнообразная и насыщенная, но при этом совершенно не утомительная. Переезды не очень длинные и, главное, интересные в смысле смотрения в окно. В дальнейшем поясню, почему в названии статьи я использовал слово «Шир».

Из Лондона в Оксфорд

Город Оксфорд (Oxford) является центром одноименного графства Оксфордшир. Не побоюсь назвать его «сердечником» Англии; пожалуй, здесь — в Оксфорде и его окрестностях — в максимальной степени ощущается духа «старой доброй». Есть, конечно, и другие «духи» Англии — например, индустриальный Манчестер, но он никому не интересен, и ни разу я не видел это место в туристических предложениях.

Оксфорд известен благодаря старейшему в англоязычных странах и одному из старейших в Европе высших учебных заведений — Оксфордскому университету. И именно из-за этого туда едут многочисленные гости.

Но для начала немного скажу о дороге. Она поначалу идет на запад от Лондона, мимо аэропорта Хитроу. Я еще в первый раз, когда ехал в Лондон после прилета в Англию, отметил огромную субурбанистическую зону столицы. Большие площади застроены индивидуальными домами, и мне не понравился этот тип застройки — дома стоят на расстоянии в несколько метров друг от друга, создавая впечатление пчелиных сот. Я бы предпочел более просторное место обитания; впрочем, это не более чем нескромная ремарка.

Далее поехали по межселенной территории, где населенные пункты как раз весьма редко попадались на глаза. По мере удаления вглубь острова было заметно увеличение площадей снежного покрова:

Колледж Крайст–Чёрч, Льюис Кэрролл и Гарри Поттер

День поначалу был не просто прохладный, а холодный (температура около нуля). В первый момент пребывания в Оксфорде это немного «притормаживало» восприятие. В течение нескольких минут группа шла к главной достопримечательности университетского комплекса — колледжу Крайст–Чёрч, и я сделал несколько снимков по сторонам:

Признаться, сначала я ощущал себя не очень комфортно. Во-первых, это была первая англоязычная экскурсия в рамках моего английского тура, и мне требовалось время на адаптацию (причем произношение и манера говорить у экскурсовода оказались очень тяжелыми для меня). Во-вторых, архитектурно–психологический фон в первые минуты воспринимался не очень легко. Казался каким-то мрачноватым, даже чуть депрессивным (по-моему, не случайно именно в Оксфорде учился Роберт Бёртон, автор фундаментального труда «Анатомия меланхолии»).

Я почти не улавливал нить рассказа и чувствовал себя довольно уныло. Однако тут в лекции гида промелькнула интересная информация, заставившая меня предельно сосредоточиться. Речь шла о Белом Кролике, персонаже замечательной сказки «Алиса в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла. К моему удивлению и огромному восторгу оказалось, что именно Оксфорд был прототипом места действия этого произведения (о чем я раньше то ли не знал, то ли забыл). Я возликовал и вспомнил один из любимых эпизодов книги — психоделический диалог Алисы и сидящей на огромном грибе Синей Гусеницы:


Алиса и Синяя Гусеница долго смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Наконец, Гусеница вынула кальян изо рта и медленно, словно в полусне, заговорила:

— Ты… кто… такая? — спросила Синяя Гусеница.

Начало не очень-то располагало к беседе.

— Сейчас, право, не знаю, сударыня, — отвечала Алиса робко. — Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с тех пор я уже несколько раз менялась.

— Что это ты выдумываешь? — строго спросила Гусеница. — Да ты в своем уме?

— Не знаю, — отвечала Алиса. — Должно быть, в чужом. Видите ли…

С этого момента установился мой контакт с Оксфордом. Я повеселел и даже и вступил в общение с другими членами группы, что было очень важно.

Крайст–Чёрч — один из самых крупных колледжей Оксфорда, основан в 1525 году. В состав архитектурного комплекса входит несколько значительных объектов. Самым высоким зданием является часовня — Собор Крайст–Чёрч:

Это самый маленький собор в Англии, и притом весьма древний — он построен в конце XII века и сохраняет черты поздненорманнского стиля.

Все туристы стремятся попасть в здание Холла Крайст–Чёрч (сейчас затрудняюсь пояснить его положение на фотографиях, так как уже не могу точно вспомнить — представление об этом месте у меня сложилось довольно хаотичное, что не умаляет его ценности, конечно; наоборот, это вписывалось в контекст неких курьезных фантазий и впечатлений). Причина славы Холла в том, что именно здесь снимались обеденные сцены в фильмах про Гарри Поттера. Иногда туристам открыт доступ в Холл, а иногда нет (я был в закрытый день, когда столы были сервированы):

Кстати, в задней части Холла есть небольшая потайная лесенка, которая стала прототипом ямы, куда исчезал Белый Кролик. А для Кролика, в свою очередь, прообразом якобы послужил декан Крайст–Чёрч Генри Лидделл, который, когда его слишком донимали, любил внезапно пропадать, и к тому же постоянно спешил. А его дочь Алиса стала главной героиней произведений Кэрролла. Еще в камине Холла есть бронзовая лопатка с ручкой виде в виде головы собаки на очень длинной шее. Аллюзией на этот предмет стал эпизод, когда у Алисы после съедания волшебного пирожка сильно вытянулась шея.

Башня Том

Чем больше литературных подробностей я узнавал про Оксфорд, тем более проникался к нему симпатией. Следующим объектом, укрепившим это теплое чувство, стал Башня Том:

Это красивое готическое здание построено в 1681–1682 годах знаменитым английским архитектором Кристофером Реном, автором Собора Св.Павла в Лондоне. Томом называется колокол, самый громкий в Оксфорде. Этот колокол (доставленный в Оксфорд во время секуляризации монастырей при Генрихе VIII), оповещая о моменте закрытия ворот, бьет 101 раз, что символизирует 100 изначальных учеников колледжа и еще одного, добавившегося в 1663 году. Но самое интересное в том, что колокол звонит в 21:05 английского времени, что соответствует 21:00 «оксфордского времени». В Оксфорде полдень наступает на 5 минут позже, чем в Гринвиче! К сожалению, мне не удалось выяснить причину этого удивительного факта. Однако теперь стало ясно, почему опаздывал Белый Кролик.

Окрестности Крайст–Чёрч

Далее мы отправились по окрестностям Крайст–Чёрч, среди других колледжей. Я не помню их названий, да и не посчитал нужным для себя пунктуально фиксировать эту информацию. Просто покажу несколько фотографий.

Галерея в правой части этого снимка называется Мост Вздохов:

Ротонда Рэдклиффа

Далее на пути попалось интересное строение:

Оно называется Ротонда Рэдклиффа. К исполнителю роли Гарри Поттера, естественно не имеет отношения, а называется по имени врача, который в XVIII веке оставил Оксфорду большую сумму денег. Здание является библиотекой, где хранится 6 миллионов книг. Но интересно не это — таких барочных зданий и библиотек в Европе полно. А интересно то, что (сразу скажу, что это, возможно, легенда) эта ротонда послужила прообразом храма Мелькора в Арменелосе, Городе Королей — столице Нуменора в мире Средиземья, рожденном творчеством Дж.Р.Р. Толкина. Этот круглый храм описывается в «Сильмариллионе» как имевший диаметр более 500 футов (150 метров) и столько же в высоту до края карниза, над которым возвышался серебряный купол. Если я не ошибаюсь, в таких же пропорциях (не вполне соответствующих Ротонде Рэдклиффа, но не далеких от ее параметров) была построена нуменорская башня Ортханк, где обосновался злой чародей Саруман. Саруман, конечно, был плохим персонажем, но не могу игнорировать шарм великолепного актера Кристофера Ли, сыгравшего его в трилогии «Властелин колец». Таким Сарумана и Ортханк изобразили американские художники братья Тим и Грег Гильдебрандты:

Улицы Оксфорда. Паб «Орел и дитя»

Теперь перейду на улицы Оксфорда:

Пейзажи, надо признать, не благостные. Но, полагаю, только в Оксфорде могли создаваться грандиозные и отнюдь не слащавые миры Толкина и Клайва Льюиса, которые жили здесь. О них напоминает паб «Орел и дитя» (The Eagle and Child):

В этом пабе (появившемся, кстати, в 1650 году) проходили встречи литературного клуба «Инклинги». Слово Inklings нельзя однозначно перевести на русский язык. С одной стороны, при дословном переводе оно означает «намек», что само по себе несет неоднозначность. С другой стороны, если рассматривать слово Inklings как производное от Ink («чернила»), то слово можно перевести как «из чернильного рода», что может намекать на общую страсть и основную тему собраний — литературу. В пабе впервые Толкин зачитывал страницы из «Властелина колец», а Льюис — из книги «За пределы безмолвной планеты», первого произведения в особенно ценимой мной «Космической трилогии».

Магия солнечных часов

Алиса, Средиземье, Нарния, Гарри Поттер… все-таки какое волшебное, фантастическое место этот Оксфорд! Завершить рассказ об этой части экскурсии хочу одним курьезным эпизодом. На пути нашей группе попались солнечные часы:

Турист из Южной Азии, указывая на небо, пошутил, что это устройство не очень актуально в Англии, особенно в такой сезон. В ответ гид предложил всем попробовать себя в роли волшебников и поколдовать над погодой. Что из этого вышло, расскажу в следующей части, посвященной Стратфорду-на-Эйвоне.