Датский остров Борнгольм — гранитное украшение Балтийского моря


Остров Борнгольм в туристских путеводителях и проспектах порой называют «жемчужиной Балтийского моря», но мне это определение не очень нравится. Оно соответствует чему-то роскошному, богатому, великолепному — дворцам, площадям или соборам. К острову Борнгольм все это неприменимо. Но я все равно считаю его украшением Балтики — только неярким, даже суровым. Поэтому подобрал к слову «украшение» определение «гранитное». Что, кстати, вполне соответствует геологическим особенностям Борнгольма. Интересно то, что Борнгольм, некогда населенный славянскими племенами, предположительно имел знаменитое благодаря сказкам название Буян. Расскажу о своей поездке на остров 30 августа 2012 года.

Введение

Борнгольм (Bornholm) — остров в юго-западной части Балтийского моря; принадлежит Дании. Сейчас его в России принято называть Борнхольм, но мне эта манера не нравится: не соответствует русской традиции и не логично — есть же, например, Стокгольм, а не Стокхольм. И в советское время, как минимум до 1942 года (сужу по Краткой советской энциклопедии) остров назывался Борнгольм. Почему его позднее «переименовали» — можно только догадываться.

Еще немного о названии. У древних норманнов Борнгольм назывался Бургундергольм, Бургендас, Бургендаланд, а позднее, в Средние Века, был назван Барринггольм. Получается, что этот топоним связал меня с одним из наиболее харизматичных в моих глазах регионов Европы — Бургундией.

Население острова немногим более 40 тысяч человек; в конце XIX века оно выделялось в отдельный субэтнос. Забавно, что в сказке Андерсена «Калоши счастья» житель Копенгагена XIX века, попав в Средние века, сказал тогдашним столичным копенгагенцам: «Не понимаю я вашу борнгольмщину!». Видимо, это было нарицательным обозначением диалекта–тарабарщины.

Перед приездом в Данию я строил определенные планы по экскурсионной программе, и посещение Борнгольма было в ней важным пунктом. Насколько важным оно окажется в действительности, я не предполагал. Но теперь уверенно могу сказать, что именно без него не возникло бы у меня глубокой душевной приязни к этой маленькой северо-европейской стране. Ибо здесь, на Борнгольме, я ощущал душевное соприкосновение (выходящее за пределы просто созерцания) с Данией.

Сразу отмечу, что погода в тот день была пасмурная, временами дождливая, хотя иногда были и просветы; порой дождь просто моросил, а порой лил, как из ведра. Поэтому многие мои фотографии вышли довольно неказистыми. К тому же часть из них сделана из окна автобуса. Что ж, ничего не поделаешь — я и не претендую на то, чтобы мои снимки помещались на страницы журналов. В конце концов, погодные условия бывают всякими, а уж где, как не на Севере Европы, быть частыми пасмурному небу и осадкам. Что лично мне весьма понравилось; я не являюсь приверженцем солярных культов.

Путь из Копенгагена на Борнгольм: дорога из Дании в Швецию и плавание по Балтике

Поездка состояла из нескольких этапов. Сначала нужно было на автобусе переехать из Копенгагена в Швецию. Главная достопримечательность на пути — Эресуннский мост. Это мост–тоннель, включающий железную дорогу и 4–полосную автомагистраль через пролив Эресунн. Самая длинная (7,845 метров) совмещенная дорога и железнодорожный мост в Европе, которые соединяют Копенгаген и шведский город Мальмё. Второй этап — поездка по Швеции — отложился у меня в сознании довольно слабо. Окрестности Мальмё совершенно заурядные и местами даже какие-то неприятные; потом шли многочисленные поля с хуторами (здесь, на юге, находится главная житница Швеции), кое-где леса. Тут все аккуратно, симпатично на вид, но из окна автобуса такие места не запоминаются. Ехали по Швеции около часа, до города Истад (Ystad). Здесь предстояло пересесть на паром.

На нижеследующей фотографии представлен близнец судна, на котором я отправился на остров:

А мой корабль назывался «Leonora Christina» — это имя реального человека, о котором скажу ниже. Итак, паром отошел от Истада, оставляя мощный пенный след:

Я рассчитывал провести время плавания именно на этой открытой площадке. Однако небо вовсю хмурилось:

Скорость парома оказалась неожиданно высокой (мне кажется, не менее 30 узлов), что даже при не очень выдающемся встречном ветре вызывало такой сильный поток воздуха, с каким мне еще не приходилось раньше сталкиваться. Сталкиваться в буквальном смысле. Честно говоря, в первые минуты я даже боялся упасть за борт и не осмеливался приближаться к краю, при том что мне очень хотелось бросить в море монету. Я пытался ходить по этой площадке и тоже боялся — упасть на пол и расшибиться.

Потом просто некоторое время стоял в укрытии за верхней палубой и как-то адаптировался. Было совсем не холодно, и мне хотелось проветриться — прочистить на пронзительном ветру легкие, дыхательные пути и заодно голову. Через какое-то время ветер несколько утих, и хотя небо и не расчистилось, но облака тоже успокоились:

Я стал высматривать в море обольстительных русалок, но тщетно. Видимо, все они давно распуганы. Тогда я кинул в воду монету. Но она никого не привлекла. Все же туристский ритуал был тем самым соблюден.

Примерно через час–двадцать (преодолено расстояние около 70 км) паром прибыл в гавань главного города на Борнгольме — Рённе (Rønne), расположенного на западном берегу острова:

По поводу счастливого прибытия приведу колоритную цитату из повести Н.М. Карамзина «Остров Борнгольм» (подчеркну еще раз: именно такое произношение было тогда принято):

Но сон мой не был покоен. Мне казалось, что все латы, висевшие на стене, превратились в рыцарей, что сии рыцари приближались ко мне с обнаженными мечами и с гневным лицом говорили: «Несчастный! Как дерзнул ты пристать к нашему острову? Разве не бледнеют плаватели при виде гранитных берегов его? Как дерзнул ты войти в страшное святилище замка? Разве ужас его не гремит во всех окрестностях? Разве странник не удаляется от грозных его башен? Дерзкий! Умри за сие пагубное любопытство!» — Мечи застучали надо мною, удары сыпались на грудь мою, — но вдруг все скрылось, — я пробудился и через минуту опять заснул. Тут новая мечта возмутила дух мой. Мне казалось, что страшный гром раздавался в замке, железные двери стучали, окна тряслися, пол колебался, и ужасное крылатое чудовище, которое описать не умею, с ревом и свистом летело к моей постели.

Я дерзнул! И это было не в страшном сне, а в прекрасной яви!

Борнгольм во Второй Мировой войне

В Рённе мы остановились только для того, чтобы взять в автобус местную женщину–экскурсовода. Она вела повествование на датском и английском языках. Но начало экскурсии было для меня довольно неприятным. По крайней мере, смущающим. Я вдруг услышал, как она стала часто произносить слово «Russians». Не то, чтобы с сильно негативным оттенком, но мне сразу стало ясно, что речь идет о чем-то важном и драматичном.

Здесь произошло следующее (я узнал об этих фактах впервые). На Борнгольме во время Второй Мировой войны находился наблюдательный пост немецких ВМС и, позже, перевалочный пункт для эвакуации немецких войск из Курляндии, Данцигской бухты и Восточной Пруссии. В начале мая 1945 года советское командование приняло решение сорвать эвакуацию немцев на Запад, и 7–8 мая советская авиация нанесла бомбовые удары по Борнгольму. В Рённе и поселке Нексё было полностью уничтожено более 800 жилых домов и повреждено около 3,000. Были жертвы среди мирного населения. Борнгольм был оккупирован советскими войсками до апреля 1946 года. Отношения у борнгольмских датчан с советскими военнослужащими были, по словам экскурсовода, неплохими, но болезненный след от этих событий, наверное, мог остаться. Позже я подошел к экскурсоводу, выразил сожаление и высказал надежду, что зла на Россию датчане не держат. Так и есть.

Еще отмечу, что именно на Борнгольме произошло первое полевое испытание немецкого самолета–снаряда (крылатой ракеты) «Фау-1». А еще есть гипотеза о том, что здесь спрятана мифическая нацистская атомная бомба. Но я нее не верю.

Путь на Север Борнгольма. Развалины замка Гаммерсгус

Для иллюстрации географии экскурсии приведу веселую карту Борнгольма:

Она хорошо показывает местоположение основных населенных пунктов и достопримечательностей острова. Наш путь лежал на Север. География Борнгольма различается в северной и южной частях: на севере находятся граниты и скалы (вот почему я назвал Борнгольм гранитным украшением), а на юге — песчаники, пляжи и дюны. Экскурсия предусматривала посещение только северной части. Граниты тут добываются как строительный материал:

Значительная часть территории занята сельскохозяйственными угодьями (зерновые культуры — наверное, ячмень, рожь, пшеница); они были уже убраны:

Климат здесь несколько отличается от основной Дании: позднее приходит весна, и также позднее — осень. В основном произрастают хвойные деревья, лиственные леса преобладают у побережья. Населенных пунктов немного, но часто видел отдельные усадьбы:

Первая важная достопримечательность Борнгольма на нашем маршруте — руины замка Гаммерсгус (Hammershus), крупнейшего средневекового защитного сооружения в Северной Европе:

Крепость стоит на высоте 74 метра. Название означает что-то вроде «Дом молота». Крепость была возведена в 1250 году архиепископом Андерсом Сунесеном из Лунда (юг нынешней Швеции; в те времена этот город в провинции Сконе принадлежал Дании). В XIII веке отсюда датские рыцари уходили в походы в Восточную Балтию.

Неподалеку стоит памятный камень — стела Свободы (слева на фото), воздвигнутый в 1908 году по случаю того, что в апреле 1658 года (во время очередной датско–шведской войны) на Боргольме произошло восстание против шведов; к декабрю остров находился под контролем датчан. Война завершилась победой Дании; Швеция официально вернула ей Борнгольм.

С юга к замку походит покрытая густым лесом глубокая равнина с впадинами, заполненными водой:

От замка открывается прекрасный вид на побережье и Балтийское море:

Помещения в крепости окружены несколькими кольцами укреплений. Каждое кольцо являлось дополнительной защитой от захватчиков. Сбоку расположены два естественных пруда, снабжавших крепость питьевой водой. По периметру Гаммерсгус окружен 750-метровой стеной с большой башней.

Замок пришел в упадок и разрушился в XVIII веке; в последующем часть крепости была отреставрирована. Например, был заново построен мост в замок:

Есть намерение восстановить замок полностью — будет интересно посмотреть на него, хотя я не знаю, насколько эта копия передаст аутентичный дух замка.

Лучше всего сохранился донжон–темница:

Символично? Во всяком случае, ясно, что именно ее построили наиболее основательно. Здесь в 1660–1661 годах содержалась в заточении Леонора Кристина Ульфельдт со своим супругом — бывшим Королевским гофмейстером. Это в честь нее назван паром. Эта женщина — дочь (побочная, правда) любимого Короля датчан Кристиана IV — стала в Дании олицетворением различных романтических легенд и героиней истории Г.Х. Андерсена «Альбом крестного». В ней она описывается так: «Она всех затмевает своей красотой и умом!». А в сказке «Хольгер Датчанин» Андерсен называет Леонору лучшей, благороднейшей дочерью Дании и помещает ее сердце на герб Королевства. К сожалению, Леонора неудачно вышла замуж — имя ее мужа Корфитца Ульфельдта в истории Дании является синонимом слова «предатель» (он перешел на службу к шведам). После заточения в Гаммерсгусе, откуда они вышли по помилованию, супруги уехали за границу. Но в 1663 г. Леонора была выдана Англией в Данию, ее без суда и следствия заточили в Копенгагенском замке. Это было следствием того, что ее ненавидела невестка (жена Короля Фредерика III — сына Кристиана IV), София–Амалия. Здесь в темнице, терпя всяческие лишения, не имея возможности видеть своих детей, она провела 22 года. На свободу ее выпустил новый Король Кристиан V после смерти своей матери Софии Амалии, не умевшей, видимо, прощать.

Поселок Гудгьем

Следующая крупная остановка — поселок Гудгьем (Gudhjem). Название переводится как «Дом Бога». Население около 740 человек. По пути видели самую большую в Дании ветряную мельницу (1893 год):

Жилая застройка Гудгьема, естественно, весьма приземистая:

Хотя есть и здания в три этажа. Здесь нам было предоставлено около 40 минут свободного времени. Я осмотрелся вокруг и выбрал в качестве направления прогулки церковь. Она стоит на возвышенности, и оттуда было бы удобно осмотреть поселок. Церковь довольно своеобразная — на главной башне норманнский крест, а на маленькой башенке флюгер в виде головы то ли волка, то ли дракона:

Далее несколько общих видов Гудгьема:

Дворик у одного из домов (необычное для таких северных краев дерево):

Вид на церковь издали:

Какой-то легкий ореол мистики в этом пейзаже я улавливал. Уверен, что английский писатель Монтегю Родс Джеймс — мэтр готических рассказов с сюжетом в старинных деревнях — из этой фотографии вытащил бы какую-нибудь необычную историю…

Гавань Гудгьема — очень важное место; рыболовство здесь по-прежнему значимая отрасль.


На некотором удалении камни облюбовали птицы, среди которых есть и лебеди:


Поселок Сванеке

Продолжение пути в юго-восточном направлении привело нас в поселок Сванеке (Svaneke). Там, кстати, варят одноименное пиво, которое мне понравилось гораздо больше широко известных датских марок (Туборг и Карлсберг). Название примерно переводится как «Лебединая бухта». Население чуть больше тысячи человек. При въезде гостей встречают пушки:

Направлены они не на гостей с суши, а на незваных пришельцев с моря. С Востока, кстати. Хотя с Россией у Дании почти всегда были очень хорошие отношения, если не считать периода Наполеоновских войн, когда Дания была союзником Франции. Но с нашей страной вооруженных столкновений не было.

Сванеке в 1975 году получил Европейскую золотую медаль за сохранение архитектурного наследия. И вообще, этот поселок менее всего на Борнгольме подвергся модернизации, ибо местные жители ей противились. Здесь можно увидеть много деревянных зданий XIX и XVIII веков, а может и старше:

Красная церковь Сванеке (современный вид 1881 года) на шпиле в качестве флюгера имеет соответствующую птицу:

Характерная особенность местного пейзажа — здесь много ограждений сложено из камней.

Крыши Сванеке:

Наверное, в таком пасмурном климате приятно иметь крыши ярких теплых цветов. Еще из интересных деталей Сванеке назову местное искусство стеклодувов и изготовителей предметов керамики. Читал, что сюда приезжают коллекционеры даже из Америки и покупают на тысячи долларов. Правда, у меня было время заглядывать на эти произведения только через окна.

Затем, когда я прогуливался по узким улочкам без пешеходных тротуаров, набрел на неогороженную полянку с ежевикой — моей любимой ягодой. Поскольку не было признаков того, что куст находится в частной собственности, я решил полакомиться дарами датской природы:

Еще одна достопримечательность Сванеке — самая старая сохранившаяся мельница в Дании:

Называется по имени владельца Ганса Бентзена Беха; построена в 1629 году. Спецификой конструкции такого типа мельниц является наличие шеста — вертикальной оси, вдоль которой все сооружение может быть повернуто под благоприятное направление ветра.

Церковь Эстерларс и лес Альминнинген

Пришла пора возвращаться в Рённе и покидать замечательный остров Борнгольм. Автобус поехал по дороге через его центральную часть. В частности, мимо очень оригинальной церкви Эстерларс (Østerlars Kirke):

Это старейшая церковь на Борнгольме и одна из старейших в Дании, построена в 1160 году. С тех пор вносились кое-какие изменения, но круглая форма осталась неизменной. Имя Ларс — датский вариант имени Лаврентий. На острове 4 таких круглых церкви, и они имеют легенду, связывающую их с Орденом Тамплиеров. Она основана на том, что круглые церкви Борнгольма похожи на французские церкви в Ренн-ле-Шато, относящиеся к тамплиерам. Геофизические исследования показали, что под борнгольскими храмами есть полости. Датский приключенческий фильм «Сокровища тамплиеров» основан на гипотезе о том, что Орден Храмовников спрятал свою библиотеку и Ковчег Завета в одной из круглых церквей Борнгольма.

А за церковью Эстерларс простирается лес Альминнинген площадью 25 гектаров. Это третий по величине лесной массив в Дании; он очень живописный: глубокие овраги чередуются здесь с озерцами и прудами. Даже из окна автобуса лес производил впечатление (может, обманчивое) дремучего…