Кёльн — немецкий город с менталитетом «по самой высокой мерке»


Вторая часть экскурсии по Дюссельдорфу и Кёльну во время поездки в Германию в августе 2010 года была посвящена самому большому городу федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия. Самому большому — но при этом не в столичном статусе. Столицей земли после Второй мировой войны стал Дюссельдорф, ну а Кёльн… Он остался просто крупнейшей рейнской метрополией. Их разделяют всего 40 километров в пространстве — и тысячелетие во времени. Непримиримость Дюссельдорфа и Кёльна — любимая тема шуток в Германии. Такова Западная Германия — здесь между близкими соседями может быть колоссальная разница, и это обстоятельство не может не радовать туристов. Потому как создает особый местный колорит. Колоритной особенностью Кёльна я посчитал «высокомерие» — манеру мерить себя самой высокой меркой. Поясню, почему у меня появилось такое мнение.

Исторические сведения о Кёльне

Кёльн (по-немецки Köln; на рипуарском диалекте Kölle) — один из старейших городов в Германии (самый старый — Трир): его история уходит корнями в глубину веков. Римская цивилизация появилась тут в 38 г. до Р.Х. Укрепленное поселение было основано при Императоре Августе после переселения на левый берег Рейна дружественного римлянам германского племени убиев. Кстати, на правый берег Рейна римлянам прорваться не удалось — здесь жили крайне воинственные и непокорные племена тевтонов. Так что регион Дюссельдорфа римским не был никогда.

В 15 году от Р.Х. в этом поселке родилась Агриппина, которая считается матерью–основательницей Кёльна. Став женой Императора Клавдия и вместе с тем Императрицей (а позже матерью знаменитого Нерона, который, кстати, впоследствии повелел ее умертвить), она склонила мужа дать ее родному месту статус колонии, официально ставящий его в ранг имперских городов и вводящий римское право. Позже поселок получил этот статус и назывался с тех пор Colonia Claudia Ara Agrippinensium (по-латыни Колония Клавдия алтаря Агриппины). Сокращенно — Колония Агриппины, а к Средневековью осталось только «Колония», на местном простонародном наречии — Кёльн. Кстати, во французском (а через него и английском) языке Кёльн так и называется – Cologne.

Население Кёльна быстро росло; уже во II веке от Р.Х. здесь жило 15,000 человек. Позднее Кёльн стал центром стекольной промышленности, появился монетный двор, за городскими стенами, которым будет суждено простоять еще сотни лет, были построены шикарные виллы римской знати. В 310 году по указу Императора Константина построен первый (и вплоть до XIX века единственный здесь) мост через Рейн.

В 454 году франки, возглавляемые вождем Хлодвигом, завоевали Кёльн и окрестности. В 795 году Карл Великий провозгласил Кёльн архиепископством. С середины X века город начал восхождение к положению одного из самых значительных городов средневековой Европы; возводились католические храмы, расцвела торговля. C XIII по XVI век Кёльн — крупнейший город немецких территорий Священной Римской Империи. Архиепископ Кёльнский традиционно принадлежал к семи курфюрстам, обладающим правом выбора Императора. Правда, с давних пор он в самом Кёльне не жил по причине изгнания свободолюбивыми горожанами. И с 1475 года Кёльн имел статус свободного Имперского города. В XVI веке он получил титул «святой», который кроме Кёльна носят всего два города: Рим и Константинополь. Однако экономическая ситуация в городе стала резко ухудшаться, вплоть до XIX века, когда Кёльн стал частью Королевства Пруссии и, позже, объединенного Германского Рейха. Во Второй Мировой войне бомбежки уничтожили почти весь город (до 90% зданий центрального района). Только 31 мая 1942 года бомбардировщики Королевских ВВС разрушили более 5,000 зданий. После войны большинство архитектурных памятников были восстановлены.

Кёльнский Собор Пресвятой Богородицы и Святого Петра

Теперь об экскурсии, о том, что мне довелось увидеть. Главная достопримечательность города — безусловно, Кёльнский Собор Пресвятой Богородицы и Святого Петра. Он абсолютно доминирует над городом, из-за чего прочие интересные объекты несколько теряются в восприятии. Во всяком случае, при первом посещении Кёльна. Можно сказать, город находится в тени Собора.

Это лишь его часть. Сфотографировать его полностью у меня не получилось – для этого нужно искусно выбрать позицию, для чего я не имел возможности и достаточного времени. Но не важно.

Собор чудом уцелел во Второй Мировой войне, выдержав прямое попадание трех бомб, и сегодня является одним из немногих сохранившихся в оригинале храмов города. После 1945 года начались работы по устранению повреждений, нанесенных бомбардировками. Но временная реставрационная контора стоит на площадке у собора до сих пор. Непогода и особенно загрязнение окружающей среды способствовали многочисленным повреждениям и привели бы к окончательной гибели Сбора, если бы постоянно не принимались охранительные меры. Размеры Собора таковы, что пока реставрируются (в частности, отбеливаются) одни его части, другие быстро темнеют (особенность песчаниковой породы под названием трахит) и ветшают. Таким образом, история строительства Кёльнского собора не завершается никогда, в чем кроется глубокий сакральный смысл.

Строительство этого шедевра готической архитектуры началось в 1248 году. А предыстория состояла в том, что в 1164 году канцлер Императора Фридриха Барбароссы Рейнальд фон Дассель, одержав победу над городом–государством Миланом, вывез из него мощи Трех Священных Королей (Трех Волхвов в русской традиции). Они изображаются как представители трех различных возрастов человека: Бальтазар — юноша, Мельхиор — зрелый мужчина и Каспар — старик; и трех различных сторон света: Бальтазар — мавр, Африка (Эфиопия); Мельхиор — белый человек, Европа или Персия; Каспар — с восточными чертами или в восточной одежде, Азия (Аравия).

Сегодня главная святыня Собора хранится в великолепном золотом ковчеге:

В 1560 году из-за отсутствия средств строительство Собора остановилось. Затем наступила пора других архитектурных стилей, и лишь в эпоху романтизма (начало XIX века) снова возникла мода на готику. В 1815 году Гёте поднял вопрос о достройке Собора. В 1842 году оно было возобновлено по указу прусского Короля Вильгельма IV. 15 октября 1880 года в присутствии Кайзера Германии Вильгельма I строительство было в торжественной обстановке завершено.

Культурные ценности, хранящиеся в нем, не поддаются оценке. Многочисленные фрески, мозаики, ниши, алтари, статуи апостолов, витражи составляют неповторимое собрание творений немецкого зодчества от Средневековья до XIX века. Сегодняшний храм поражает монументальностью, величием и, как ни странно для такой каменной массы, легкостью. Кстати, для того, чтобы осознать высоту Собора (которая воспринимается довольно абстрактно даже при непосредственном рассмотрении), рядом с ним выставлена копия крестоцвета, украшающего оба шпиля (башни имеют высоту 157.37 м):

Его высота — 9 с половиной метров. Глядя на него, действительно испытываешь потрясение.

Изящно устремленные ввысь формы экстерьера Собора гармонируют с ажурной отделкой фасадов: снаружи здание декорировано множеством опорных пилястр, аркбутанов, фиалов, галерей, сквозных решеток, главный портал украшен скульптурой, декоративной резьбой, стрельчатыми арками, повторяющимися от яруса к ярусу.

Каждый может найти здесь нечто интересное на свой вкус.

Мое внимание привлекли статуи Королей и Императоров на главном фасаде:

витражи:

Феноменальное украшение пола — изящной работы мозаики, изображающие рыцарей:

И отдельного упоминания заслуживает фигура Святого Христофора. Младенец — это  Иисус Христос в детстве. А человек, на спине которого Он сидит, так и именуется — Христофор: по-гречески «несущий Христа»:

Другие церкви Кёльна

Кроме Собора, в Кёльне много других крупных (хотя не относительно его) церквей — например, Святого Мартина:

Одна из церквей (название, к сожалению, не помню) после разрушений Второй Мировой войны не была восстановлена и осталась памятником ее жертвам (здесь погибло множество укрывавшихся от налета горожан):

Ратуша, Дом «Одеколон»

Величественно здание Ратуши, декорированное множеством скульптур, которые изображают людей, так или иначе связанных с Кёльном:

В их числе и главные Штауфены (Фридрихи I и II), и победитель арабов Карл Мартелл, и многие деятели искусства (например, Рубенс). Жаль, что кратковременность экскурсии не позволяла рассмотреть их подробнее.

Еще одно прославившая город здание — дом № 4711. Так его пометили наполеоновские солдаты (раньше нумерации домов не было):

Это место, где в начале XVIII века итальянский мигрант Джанни Мария Фарина создал душистую субстанцию, назвав ее по-французски в честь города: eau de Cologn» — «кёльнская вода». Забавно, что первоначально одеколон использовали не в качестве парфюмерии, а как лекарство внутреннего употребления. Не знаю, что таким образом лечили.

Рейн, мост Гогенцоллернов

После групповой экскурсии было свободное время, которое я провел в основном возле Рейна:

Внушительный мост Гогенцоллернов с тремя аркадами — одна из важнейших городских магистралей. 1,200 поездов в день проезжают через него. Четыре конных статуи прусских Королей и германских Императоров из династии Гогенцоллернов приветствуют гостей Кёльна с обеих сторон моста. На левом берегу Рейна изображены Вильгельм II и Фридрих III, на правой стороне — Вильгельм I и Фридрих Вильгельм IV.

Не так давно мост стал объектом массового паломничества молодых пар, и теперь на ограждении вдоль моста висят замки, на которых выгравированы имена влюбленных и молодоженов. С каждым днем их становится все больше и больше. Говорят, что этот обычай перенят у жителей итальянской столицы (такой ритуал в Риме имеет место на мосту Мильвио через Тибр). Но я никаких замков не вешал. И вообще я считаю, что было бы логично тем парам, чьи любовные союзы потерпели крах, снова приезжать в Кёльн и снимать свои замки.

Мне не удалось совершить свой традиционный туристский ритуал — пройти по мосту через реку и на середине бросить вниз монету. Монету я бросил, но дальше середины Рейна путь не одолел — во время моей прогулки стал дуть чуть не ураганный ветер, собралась гроза. Пришлось мне возвращаться обратно и спасаться в здании железнодорожного вокзала. Железнодорожный вокзал благодаря своей характерной форме — тоже знаменитость Кёльна:

Прочие примеры архитектуры Кёльна

Каких-то интересных домов нерелигиозного значения, кроме Дома Одеколона, я не отметил. По-моему, в этом отношении Кёльн довольно беден. Вот типичный пример:

А это пример сочетания современной и старой застройки в едином комплексе:

Примечательные скульптурные композиции

Зато Кёльн богат запомнившимися мне скульптурами и монументами. Из того, что мне довелось увидеть, расскажу о трех. Во-первых, это скульптурная композиция на тему известной сказки о том, как в некоем доме волшебные маленькие человечки исполняли по ночам работу на кухне, изумляя хозяев:

Хозяевам бы радоваться и жить припеваючи, но дело испортило женское любопытство — однажды хозяйка не вытерпела и вышла на кухню с фонарем:

Работящие гномы испугались и навсегда сбежали. И человечество оказалось обречено на труд.

Другая композиция — пример того, что кёльнцы удивительно неромантичны, несмотря на то, что ведут свое происхождение от римлян. В ее центре на вершине — полководец Ян Верт, живший в XVII веке:

Пониже его — скорбная фигура женщины, за которой в молодости пробовал ухаживать Верт. Но тогда он был беден, и ей — торговке яблоками — это не понравилось. Верт записался в армию и сделал блестящую карьеру от солдата до генерала. Прославившись и разбогатев, он вернулся на рыночную площадь, где все так же со своим товаром сидела та женщина. Далее история уныла: Ян Верт надкусил яблоко, вздохнул и… ушел.

И третье. Это уже иллюстрация невероятного самомнения кёльнцев, которые считают себя потомками римлян. В одном скверике стоит каменная стела. Фотографии я не делал, внешний вид стелы непримечательный – тут дело в надписях на ней. На одной стороне текст, сообщающий о том, что здесь в таком-то году смешались белые локоны германских девушек и черные кудри римских легионеров. И пошла самая распространенная в Кёльне фамилия Шмитц (генезис, по меньшей мере, странный и для меня необъяснимый). На другой стороне — вообще анекдот. Надпись гласит (передаю не совсем точно, но смысл такой): 21 июля 1969 года американский астронавт Нил Армстронг высадился на Луне. Расстояние от Луны до Кёльна — столько-то километров.

Таковы кёльнцы. Все — по самой высокой мерке. Они по-прежнему сохраняют свой диалект кёльш (не особо похожий на хохдойч; например, слово Zug (поезд) произносится как «кюк», и упорно кёльнцы держатся за произношение слова nein как «нейн», а не литературное «найн»), кичатся лучшим в мире светлым пивом, которое называется тоже кёльш. Они смотрят свысока на деревенщин из Дюссельдорфа. Свысока — это, так сказать, с вершины своего Собора.

Архитектурная оппозиция Собору

Замечу, однако, что привилегия Собора — быть самым высоким зданием Кёльна — оказалась нарушена. Какая-то страховая компания выстроила заурядное страшило из стекла и бетона выше Собора. То ли это:

То ли что-то из этих:

Точно не помню, да и не важно. В ответ на это строительство ЮНЕСКО подала на фирму в суд. Ведь более естественно наблюдать в Кёльне такой пейзаж: