Пражская мистика Императора Рудольфа II Габсбурга


Прага — город, являющийся не просто географическим фоном, но полноправным героем произведений моих любимых писателей (мастеров жанра «магический реализм») Густава Мейринка и Лео Перуца. Город, связанный с именем Римского Кесаря Рудольфа II Габсбурга — самого «странного» (можно с уверенностью сказать, единственного странного) в династии Габсбургов. Который, кстати, в творчестве тех же Мейринка и Перуца — очень важный персонаж.

Личность Императора Рудольфа II Габсбурга

Будущий правитель Священной Римской Империи Германской Нации родился в 1552 году в Вене. Его родители были двоюродными братом и сестрой, и на этот факт стоит обратить внимание. Несомненные признаки дегенерации в нем присутствовали. К сожалению, с давних времен в Западной Европе (откуда это потом перешло на Россию) у Монархов утвердился принцип так называемых «равнородных» браков, который привел к тотальному инцесту и вырождению.

Практически все детство будущий Рудольф провел при дворе своего дяди (брата матери) — Короля Испании Филиппа II. Воспитан он был в самых строгих католических правилах; а вот держава, доставшаяся в управление Рудольфу после смерти отца, склонялась к протестантству. Это одна из самых больших и совершенно неразрешимых проблем, которая будет преследовать его с первых дней и до конца правления.

2 октября 1576 года Рудольф стал Императором. К тому времени у него сложились ключевые черты личности, которые историки характеризуют так: «Он обладал глубоким умом, был дальновидным и рассудительным, обладал сильной волей и интуицией… Однако ему был присущ такой серьезный недостаток, как робость, причиной которой была его склонность к депрессии. На этой основе у него развилось стремление к бегству от действительности, выражавшееся в нереальных планах. Испанские придворные манеры поощряли его стремление отгородиться от мира, и политическая пассивность становилась все более характерным признаком его правления».

Периоды апатии резко сменялись у Рудольфа немотивированными вспышками гнева, когда он буквально крушил все, что попадалось на его пути. Многие исследователи сходятся на том, что он вообще был изначально психически нездоров (да еще сказывалось заболевание сифилисом), что лишь усугубилось с годами. Во многом история его правления является историей болезни.

Первые годы своего правления он провел в Вене. Однако через два года после коронации с Рудольфом случилось некое событие (формально говорят о какой-то тяжелой болезни, когда Император в течении долгого времени находился на грани жизни и смерти), которое нанесло огромный вред как его физическому здоровью, так и психическому состоянию. Приступы меланхолии стали практически постоянными. Император никого не хотел видеть, всячески стремился ограничить общение с внешним миром, забросил все государственные дела.

Наконец, в 1583 году, несколько оправившись от многолетней депрессии, он вдруг совершил нетривиальный шаг: перенес свою резиденцию и перевел Императорский двор в Прагу. Город, которому он придал в моих глазах яркий мистический ореол.

Странные пражские коллекции и увлечения Рудольфа II

Говорить о государственной деятельности Рудольфа практически бесполезно; при нем они были запущены и запутаны. Впрочем, не в этом предмет моей записи. Главное, что интересовало Рудольфа (и меня в нем) — алхимические поиски и коллекционирование предметов искусства и разных примечательных артефактов, назначение многих из которых было известно только их владельцу. Итальянский писатель Риппелино, знаток Праги и исследователь жизни Императора Рудольфа, подробно описывает уникальную во всех смыслах коллекцию Императора: 

«Среди многих специфических предметов, которые он собрал: железный стул, удерживавший всякого, кто на него садился, словно путами; музыкальные часы с позолоченной крышкой, украшенные изображением скачущих по лесу оленей; орган, который сам по себе исполнял ричеркаты, мадригалы и канцоны; чучела страусов; кубки из кости носорога, предназначенные для того, чтобы варить в них ядовитые микстуры; обетный медальон с иерусалимской землей; кусок глины из долины Хеврон — фрагмент той самой глины, из которой Яхве Элохим сотворил Адама; корни мандрагоры, напоминающие крошечных человечков альраунов, что будто отдыхают на мягких бархатных подушках в подобиях кукольных кроватей…». Список на этом далеко не заканчивается…

Смотрителем бесконечной коллекции Рудольфа был антиквар Джакопо Страда, который не только пополнял ее новыми талисманами, но и трудился как ученый, составляя словари на одиннадцати языках. Кстати, от его дочери Катерины у Рудольфа было шесть незаконнорожденных детей.

Обязательно упомяну о том, что Рудольф приобрел загадочную рукопись Войнича.

Еще одно увлечение Императора — экзотические хищные животные. Он приручил льва, нескольких леопардов и пару орлов, и все время ходил в сопровождении своего зверинца, получая истинное удовольствие от того, какую панику вызывает его «свита» у царедворцев.

Пражский Град и Испанский зал

Резиденцией Рудольфа в Праге был Град, окруженный историческим районом Градчаны и возвышающийся над районом Малая Страна:

Пражский Град

Пражский Град

Пражский Град

Пражский Град

Большая часть Града не имеет отношения к Рудольфу — его в основном строили либо перестраивали позже. Я хочу сказать несколько слов только о самом представительном помещении Пражского Града — Испанском зале:

Испанский зал Рудольф II приказал построить в 1602–1606 годах для придворных праздников, но сегодняшний его интерьер оформлен в стиле нового барокко. Испанский зал возник одновременно с северным крылом, в котором уже с начала XVI века были конюшни.

Сегодня здесь расположена Картинная галерея Пражского Града. Но это не те картины, которые собирал Рудольф — сокровища его коллекции сразу же после смерти Императора начали покидать Пражский Град. Сначала путь отдельных произведений лежал в Вену, часть коллекций украли шведы в 1648 году, а то, что оставалось, распродал Император эпохи Просвещения Иосиф II. Хотя здешняя коллекция не может соревноваться с богатством Рудольфа, она служит достойным продолжением его коллекции (Кранах–старший, Гольбейн–младший, Шпрангер, Тициан, Веронезе, Тинторетто, Рубенс и другие мастера).

Поиск «философского камня», астрология и алхимия. Злата уличка и «Дом у последнего фонаря»

Рудольф был всерьез одержим поиском «философского камня». По его приглашению в Праге жили и работали астрономы–астрологи Тихо Браге и Иоганн Кеплер, а также огромное число алхимиков, которые трудились в лабораториях на Викаржской улице (к северу от Собора Св.Вита). Самым известным среди них был великий ученый–искатель Джон Ди, чья история описана в романе Густава Мейринка «Ангел Западного Окна». Кроме алхимии и некромантии, он изучал географию и математику, писал труды по навигации и летоисчислению, собирал книги. Некоторое время с ним сотрудничал авантюрист и шарлатан Эдвард Келли. А вообще мошенников на этой ниве было занято великое множество. Их карьера при пражском Императорском дворе порой была головокружительна, но кратковременна. Если Император обнаруживал обман, то мог приказать арестовать или даже казнить алхимика.

Легенды связали алхимиков со знаменитой Златой уличкой в Праге. Для поддержания этой легенды администрацией Града была установлена восковая фигура усатого алхимика, склонившегося над множеством колб.

На самом деле в маленьких домиках жили не алхимики, а семьи замковых стражей. И название улицы вовсе не связано с золотом, изготовленным алхимиками; возможно, оно является прозвищем, которое намекает на канавку помоев, находившихся в середине улицы. По другой версии, название появилось из-за того, что здесь селились торговцы и ремесленники (среди которых были ювелиры), поскольку в XVI веке в Граде был единственный рынок в Праге.

Эта узкая тупиковая улочка в Градчанах находится за бывшей резиденцией прелата монастыря Св. Иржи. Многие писатели собирались жить в этих домиках или, по крайней мере, писать. Уроженец Праги, высоко ценимый мной Франц Кафка жил здесь в доме № 22 зимой 1917 года и работал над сборником рассказов «Сельский врач». В этом сборнике есть примечательный рассказ «Забота главы семейства» о загадочном существе одрадеке. На первый взгляд он напоминает плоскую звездообразную шпульку для пряжи, и действительно как будто обмотан нитками, вернее, обрывками ниток самых разных сортов и цветов, спутанных и кое-как скрученных. Но одрадек — это не просто катушка, ибо из середины звездочки торчит маленький деревянный колышек и к нему под прямым углом присоединена другая палочка. Благодаря этой палочке и одному из зубчиков самой катушки существо это может стоять как бы на двух ножках. Одрадек чрезвычайно подвижен и в руки не дается. Он прячется на чердаке, на лестнице, в коридоре или в прихожей. Иногда его не видно месяцами — вероятно, на время переселяется в другие дома, — но он всегда возвращается. Он умеет говорить, но часто подолгу молчит. Умеет смеяться, но смех его особенный — беззвучный, как шелест опавших листьев…

Со времен Императора Рудольфа существует и легенда о «Доме у последнего фонаря» — последнем доме по Златой уличке. Считалось, что войти в него можно только ночью, да и то далеко не каждой. Говорят, что именно здесь находится магический порог, разделяющий Прагу земную и Прагу небесную, мистическую… Густав Мейринк в романе «Голем» описал этот порог дверей в другой мир. Здесь появляется белый дом, который видно только во время тумана. Днем там можно увидеть только большую серую глыбу, за которой глубокая пропасть. Главный персонаж романа — Атанасиус Пернат (имя означает «Бессмертный», фамилия — «полыхающий», что означает вечный свет и неугасимый огонь) живет со своей возлюбленной Мириам (печаль) в «доме у последнего фонаря» — там, где никто не может жить. Последняя дверь в углу за последним домиком ведет в туалет, в место низкое, нежилое, откуда, однако, виден мраморный храм. Соприкосновение низкого с высоким — latrina и laterna — подтверждает старую мудрость алхимиков, что философский камень находится в грязи и испражнениях, не будучи ими осквернен.

Голем

Кстати, о Големе. Этот глиняный истукан, созданный рабби Лёвом, не мог появиться в Праге в иную эпоху, кроме Рудольфовской, ибо личность Короля-мистика откладывала на город особый отпечаток. И вот еще удивительное совпадение: своеобразный «последователь» Голема — робот — появился (на бумаге, в художественном произведении) тоже в Чехии; это слово придумал художник Йозеф Чапек для своего брата Карела, писавшего пьесу «R.U.R». Уверен, это неслучайно. Богемская почва щедра на искусственных гомункулов…
О моем поиске Голема в Праге можно прочитать под спойлером:

Как я искал Голема в Праге

Башня голода — Далиборка, и тюремная Белая башня

В конце Златой улички (восточный край) можно найти одну из самых нижних позднеготических башен Града. Не скажу, что на ней лежит печать мистики Рудольфа, но все же немного поведаю о ней хотя бы потому, что она сохранилась с его времени и «видела» Императора вживую. И, кстати, неоднократно упоминается в творчестве Мейринка. Башня называется Далиборка; она завершает весь северный пояс всех укреплений над знаменитым Оленьим рвом:

Эти укрепления были построены ближе к концу XV века. Первоначально башня была намного выше, но до наших дней хорошо сохранились всего пять этажей. Самый верхний этаж не покрыт кровлей и находится под открытым небом. В подвале имеются мощные своды, там же расположены четыре камеры, а в полу есть круглое отверстие — это тюремное помещение для узников, приговоренных к голодной смерти.

Название она получила по имени первого узника «гладоморни» известного рыцаря Далибора из Козоед, которого бросили туда в 1498 году за то, что он посмел защищать восставших крестьян соседнего феодала. Башня выполняла функции тюрьмы вплоть до 1781 года. В ней побывали многие знатные особы.

Белая башня в Пражском Граде, которую иногда называют Новая Белая башня, чтобы отличать от Белой башни между Вторым и Третьим внутренним двором, расположена в западной части Златой улички:

Эта башня использовалась с 1584 года как тюрьма для дворян, последний заключенный покинул башню в 1743 году. Большинство заключенных были должниками и повстанцами; были здесь также убийцы. Согласно многим рассказам, одним из самых известных заключенных был ранее упомянутый мной Эдвард Келли. Также в Белой башне некоторое пребывал камердинер Рудольфа II Кашпар Рудски, который тут повесился. Примечательно, что повесился он на золотом шнурке, на котором в свое время носил ключи от казны, значительно уменьшившейся за время его нерадивой службы.

Старая Градчанская ратуша

Объектом, символизирующим важную веху в истории Праги при Рудольфе II, является Старая Градчанская ратуша, построенная в 1604 году по случаю объявления Градчан самостоятельным Королевским городом:

Полустертые Императорский герб, аллегория Справедливости и герб Градчан над дверью остались со времен постройки. Прибитая на деревянных воротах справа железная рейка — старинная чешская мера длины, чешский локоть, составляющий 59.4 сантиметра. До нашего времени от ратуши сохранился лишь фасад, расписанный в технике сграффито.

Лишенный власти, изнуренный болезнью и помешательством, Рудольф II умер 20 января 1612 года, не оставив законного потомства, так как не был женат.

Рудольф похоронен в Пражском Соборе Святого Витта. Он был последним Монархом, погребенным в Чехии.