Пекинский парк роскошных зрелищ Дагуаньюань — декорация китайского классического романа «Сон в красном тереме»


В чьем доме, в чьем тереме красном чудесно так флейта поет? Дыханием, ветру подвластным, мне кажется голос ее. Вот звуков волшебных рулады умчались в лазурную высь, Вот лунною тихой прохладой ко мне на окно пролились... Три раза на флейте когда-то сыграл Хуаньцзы и исчез; В наследии Ма Жуна богатом не сыщешь посредственных пьес. Вдруг кончилось все, и не знаю, то смертный играл или нет? Последний звук, медленно тая, в небесной звенит вышине...

Чжао Луаньлуань 赵鸾鸾, или Чжао Гу (XIV век; поэтесса, чье творчество было ошибочно включено в антологию поэзии эпохи Тан «Цюань Танши» / около 1705 г.). «Услышала флейту».


Введение. Четыре классических романа китайской литературы

Существует устойчивое наименование для четырех наиболее знаменитых романов китайской литературной традиции: Четыре классических романа (四大名著, sì dà míng zhù, буквально «Четыре Великих Творения»):

«Речные заводи» (水滸傳 Shuǐ hǔ zhuàn — Шуй ху чжуань) — роман XIV века, основанный на народных сказаниях о подвигах и приключениях 108 разбойников в правление Хуэй-цзуна (1124–1127), восьмого Императора династии Сун. Автор — Ши Найань (1296–1372). Первый в истории роман в приключенческом жанре китайского фэнтези «уся», в котором делается упор на демонстрацию восточных единоборств. Термин «уся» образован путем сращения слов ушу (武術 wǔ shù) — боевого искусства, и ся (侠 xià) — «странствующий рыцарь».

«Троецарствие» (三國演義 Sānguó yǎnyì — Саньго яньи) — исторический роман, повествующий о событиях накануне и во время эпохи Троецарствия в Китае (конец II века — III век), когда Империя Хань распалась на три государства: Вэй, Шу и У. Автором романа является Ло Гуаньчжун (прибл. 1330–1400 гг.), создавший произведение по летописным записям придворного историка Чэнь Шоу. Историческая канва в романе сочетается с изрядной долей художественного вымысла, в том числе с элементами мистики.

«Путешествие на Запад» (西遊記 Xī yóu jì — Си ю цзи). Опубликован в 1590-е годы без указания автора. Фантастико-сатирический роман в 100 главах повествует о путешествии монаха Сюаньцзана и царя обезьян Сунь Укуна (это и есть главный герой) по Шелковому пути в Индию за буддистскими сутрами. Структурно книга представляет собой цепь занимательных эпизодов, в которых прозрачная буддистская аллегория наслаивается на канву плутовского романа.

«Сон в красном тереме»: 紅樓夢 (Hóng lóu mèng — Хун лоу мэн; эти слова означают, соответственно: красный–терем–сон). Первые 80 глав принадлежат перу Цао Сюэциня и вышли в свет под названием «Записки о камне» (石頭記 Shítóu jì — Шитоу цзи) незадолго до его смерти в 1763 г. Почти тридцать лет спустя, в 1791 г., издатель Гао Э вместе со своим помощником опубликовал еще сорок глав, завершив сюжетную линию романа.

«Сон в красном тереме» — многоплановое повествование об упадке двух ветвей аристократического семейства Цзя, на фоне которого — помимо трех поколений семейства — проходит бесчисленное множество их родственников и домочадцев. Роман изобилует деталями, отражающими различные аспекты китайской культуры — мифологию, Учения, чай, медицину, искусство, литературу, оперу и много другое. Это первый китайский роман, в котором писатель детально раскрывает переживания героев и смену их настроений. «Сон в красном тереме» неоднократно запрещался в Китае за неблагопристойность.

Парк Дагуаньюань

Пекинский парк Дагуаньюань: 大观园 (dà guān yuán; эти слова переводятся, соответственно: великий / великолепный / роскошный – вид / зрелище – парк / сад) был создан в 1984–1989 годах; первоначально служил местом съемок телесериала «Сон в красном тереме». Имеет площадь около 13 гектаров. По итогам посещения парка могу отметить, что Дагуаньюань в основном он сосредоточен на изображении женских персонажей романа и мест их обитания.

Начну прогулку по парку с входных ворот. Цена билета в апреле 2016 — Ұ40 (это много по сравнению с другими парками). На билете имеется небольшая схема парка.

Внешняя стена парка:

Поскольку схема на билете была очень мелкой, я почти не мог ее читать. Поэтому ходил по парку «просто так». В этом был свой резон: таким образом, я видел не весь образ романа сразу, а как бы листал страницу за страницей, постепенно раскрывая сюжет.

Поначалу территория парка представилась мне гармоничным набором небольших пространств, совокупность которых создавала ощущение приватности и комфорта. Естественно, не могло обойтись без цветочного символа Китая — пиона, а также без уютных беседок:

Кстати, по поводу пионов приведу забавное стихотворение Чжан Сяня (990–1078):


На пионе роса искрится,

Как жемчужное зерно.

Сорвала пион озорница

И поставила на окно.

 

Улыбаясь глазами лукаво,

Она суженому говорит:

«Я ль тебе иль пион по нраву?

Обольстительней кто на вид?»

 

Не скрывая как бы досады,

Отвечает юноша в тон:

«Если правду поведать надо —

Привлекательнее пион…»

 

А она в свой черед: «Ну что же,

Пусть пион красивей. Зато

Разговаривать он не может,

Бессловесный совсем цветок!»

Среди этих пространств разбросаны небольшие здания — места проживания героинь романа. В домиках можно увидеть восковые фигуры оных. Лица фигур не вполне реалистические, но мне это нравится больше, чем абсолютный натурализм; все-таки речь идет о художественном произведении:

Роман «Сон в красном тереме» породил образ «Двенадцать шпилек из Цзиньлина» — цзиньлин шиэр чай (金陵十二釵 Jīnlíng shí’èr chāi). Для меня этот топоним остался не вполне ясным; в древности такое название носил Нанкин, но действие романа происходит не в этом городе (он в книге четко назван именно Нанкином), а в месте, обозначаемым только термином «столица» (которая, по-моему, комбинирует в себе черты разных столиц Китая — в основном Пекина). Я могу предположить, что Цзиньлин — это название фиктивного места происхождения семьи Цзя, которое имеет символическое значение: Цзиньлин (金陵) по-китайски «золотая гробница».

Этот образ обозначает 12 красавиц романа. Шпилька для волос служит китайской метафорой для красивой девушки. Красивыми ли были героини романа, каждый может судить сам.

В кабинете находятся непременные письменные атрибуты — кисть, тушь, бумага и тушечница (вместе описываются выражением «вэнь фан сы бао» / 文房四宝 wén fáng sì bǎo / — «четыре драгоценности рабочего кабинета»):

Можно также посмотреть на убранство жилищ конца XVIII века. Сто́ит обратить внимание на два стула у стола — демонстрация характерного для Китая принципа симметрии:

Кстати, у женщин в Китае популярным занятием была и есть игра в карты (часто совмещенная с чаепитием): по этому поводу приведу фотографию знатных маньчжурских дам начала XX века:

Маньчжурские дамы за чаепитием и игрой в карты

Маньчжурские дамы за чаепитием и игрой в карты

Классический элемент китайской архитектуры — небольшие дворики с галереями:

Проемы в стенах:

Великолепным украшением парка служат утопающие в растительности каменные горки, водотоки и грациозные мостики:

Конечно, не обходится и без прудов с лотосами и утками; на берегах стоят крупные беседки:

Водная площадка для оформления лотосовых полей (весной лотосов еще почти не было):

В прудах резвятся рыбки:

На одном из водотоков есть колесо:

В одном из садов обнаружилась кошка, которая сначала хотела убежать, но все же осталась и скромно попозировала моей съемке:

Но в парке Дагуаньюань позируют не только кошки. Любопытная особенность Дагуаньюань состоит в том, что он является излюбленным местом для своеобразных фотосессий (можно также застать и видеосъемки; правда, мне в этом не повезло). Девушки (реже юноши) наряжаются в старинные одежды, подражая персонажам романа «Сон в красном тереме»:

В основном я фотографировал их сзади и украдкой, дабы не нарушать возможные коммерческие права.

Кстати, на тему красоты. В китайской культуре имеется устойчивое название для четырех женщин, бывших спутницами Императоров и ставших символами женской красоты в литературе — «Четыре великие красавицы древнего Китая» (中国古代四大美女 zhōngguó gǔdài sì dà měi nǚ — Чжунго гудай сы да мэй нюй). Это Си Ши (西施), Ван Чжаоцзюнь (王昭君), Дяочань (貂蝉), Ян Гуйфэй (杨贵妃) . Идиомы 闭月羞花 (би юэ, сю хуа) «затмит луну и посрамит цветы» и 沉鱼落雁 (чэнь юй, ло янь) «рыбу заставит утонуть, а летящего гуся упасть» возникли под влиянием классических произведений, посвященных этим четырем красавицам. Издревле цветок и луна ассоциируются с женственностью и красотой. Способность женской красоты привлечь к себе внимание даже плывущей в воде рыбы и парящего в небе гуся — яркий художественный способ выразить феноменальную привлекательность.

Впрочем, пословица «не родись красивой, а родись красивой» применима и к Китаю. Так, красавица Ян Гуйфэй, жена Императора Сюань-цзуна (династия Тан), была убита по приказу своего супруга, так как сановники обвинили его в том, что, будучи увлеченным Ян Гуйфэй, плохо занимался государственным делами. Лучше бы ей не стать женой Императора, а остаться даосской монахиней (под именем Тайчжэнь), коей она пребывала некоторое время.

Четыре великие красавицы древнего Китая

Ближе к задней (северной) части парка расположено несколько крупных зданий, в которых расположены посвященные роману выставки.

Макет резиденции семьи Цзя (это не макет парка):

Паланкин и платья (в маньчжурский период в Китае были распространены платья ципао 旗袍):

Картины, изображающие различные части сюжета произведения:

Завершу рассказ о парке Дагуаньюань изображением центрального женского персонажа романа «Сон в красном тереме». Это Цзя Юаньчунь (賈元春 Jiǎ Yuánchūn, буквально: «Первая Весна»), старшая сестра Баоюя. Одна из фрейлин в Императорском дворце, Юаньчунь становится наложницей Императора, впечатлив его манерами и ученостью. Благодаря этому семья Цзя возвышается. Несмотря на свое привилегированное положение, Юаньчун чувствует себя лишь узницей, заключенной в четырех стенах Императорского дворца…