Большая прогулка по Мюнхену — дворец Нимфенбург и окрестности


Одно хорошо: от жизни человечества, от веков, поколений остается на земле только высокое, доброе и прекрасное, только это. Все злое, подлое и низкое, глупое в конце концов не оставляет следа: его нет, не видно. А что осталось, что есть? Лучшие страницы лучших книг, предание о чести, о совести, о самопожертвовании, о благородных подвигах, чудесной песни и статуи, великие и святые могилы, греческие храмы, готические соборы, их райски-дивные цветные стекла, органные громы и жалобы.

И.А. Бунин. «Богиня Разума».

3 сентября 2009 года я совершил самую длительную по расстоянию и времени пешеходную прогулку по Мюнхену. Позади было 11 насыщенных дней выездных экскурсий и осмотра грандиозных достопримечательностей центра Мюнхена. Наконец, захотелось выйти далеко за пределы старой части города.

Физической усталости особо не ощущал — отсутствие в воздухе сильного загрязнения способствовало состоянию бодрости и активности. Моей главной целью был дворец Нимфенбург (Nymphenburg) — бывшая летняя резиденция баварских властителей на западе Мюнхена, расположенная посреди одной из его красивейших парковых зон.

Путь к дворцу Нимфенбург

Дорогу к дворцу выбрать было просто — туда от центра ведет прямая магистраль Арнульфштрассе, по которой я шел около полутора часов. Пользоваться транспортом у меня не было и в мыслях: во-первых, мне не хотелось тратить немалые деньги ради одной-двух поездок (здесь это крайне невыгодно), во-вторых, — и это главное — я отношусь к числу тех людей, для кого знакомство с местом наилучшим образом происходит не только глазами, но и, так сказать, ногами. Экономить время тут бессмысленно — я не считаю, что тратил его зря.

По пути видел много интересного — например, Хиршгартен (Олений сад), представляющий что-то вроде российского садоводческого товарищества (бредовая формулировка, конечно):

Частные примеры немецких садов внутри Большого города:

Любопытный элемент городского пейзажа в этой части Мюнхена – офисный небоскреб фирмы Daimler AG:

Эмблема фирмы на здании постоянно вращается вокруг вертикальной оси, причем это движение, по мнению городской власти, нарушает архитектурную гармонию. А может, это просто из-за того, что тут плохо относятся к конкурентам («мерседесы» делают в Штутгарте, земля Баден-Вюртемберг). За это «Даймлер» должен платить в мюнхенскую городскую казну немалую сумму.

И еще запомнился мне по дороге плакат сепаратистского движения — Баварской партии, а также ее единомышленников из ряда других европейских стран. Они не слишком влиятельные, но совсем игнорировать их не стóит:

Дворец Нимфенбург

Экстерьер дворца

В десятом часу добрался до Нимфенбурга. К нему ведет водный канал длиной несколько сотен метров. В канале много рыбы большого размера (на глаза попадались экземпляры длиной сантиметров 30–40). Что за рыба — не определил, я не знаток.

На берегах канала и в парке перед дворцом спят или отдыхают сидя многочисленные птицы разных видов (в частности, лебеди):

Теперь несколько слов о Нимфенбурге. Сфотографировать его единым комплексом невозможно, поэтому представляю несколько фрагментов. 

Центр

Центр

Одно из боковых крыльев

Одно из боковых крыльев

В этом здании дворцового комплекса расположена фарфоровая мануфактура, о которой я скажу ниже:

В постройке этого замка в стиле барокко принимали участие пять поколений Виттельсбахов. История строительства начинается с курфюрста Фердинанда Марии, который приказал построить для своей супруги среднюю часть здания в стиле итальянских вилл (1664–1674). При его сыне Максе Эммануиле в 1700 году этот комплекс был расширен галереями и павильонами. Свой сегодняшний облик средняя часть приобрела после возведения пилястр, сводчатых окон и бюстов. Несколькими годами позже возникла южная часть замка — Маршталь; в противовес ему на севере была заложена оранжерея. По бокам дворца стоят небольшие башенки с часами, которые периодически играют довольно своеобразную трель. Особую значимость придает Нимфенбургу то обстоятельство, что здесь родился Король Людвиг II…

Поскольку я был один, вне какой-либо группы, мог выбирать время осмотра внутренних посещений произвольно, в зависимости от своего настроения.

Внутренние помещения, Галерея красавиц

Также отложились в памяти Гобеленовая комната с брюссельскими произведениями 1700 года, Гербовая комната, Китайский лаковый кабинет и, конечно, тот зал, входя в который, все без исключения мужчины особенно оживляются.

В знаменитой Галерее красавиц (Schönheitengalerie) представлены 36 портретов женщин из всех мюнхенских сословий; идеей галереи является воплощение добродетелей через внешнюю красоту. Впрочем, это не более чем идея; действительность, наверное, несколько иная — к примеру, тут есть портрет танцовщицы Лолы Монтес, прелестям которой Король Людвиг I не мог противостоять и которая в конечном итоге якобы послужила поводом к его отречению от престола из-за страшного недовольства народа.

Лола Монтес (Мария Долорес Элиза Гилберт) — танцовщица и актриса; 1821–1861. Родилась в Ирландии. Портрет 1847 года.

Далее представляю экспозицию из 22 портретов (почти все написаны художником Йозефом Штилером):

Парковый комплекс Нимфенбурга

После осмотра центральной части Нимфенбурга я отправился в парк (его площадь 200 гектаров), чтобы познакомиться с другими объектами дворцово-паркового комплекса. Парковая зона в XVIII веке была сильно расширена и перестроена во французском стиле (по образу Версаля). В начале XIX столетия ее переделали под английский «естественный» дизайн (при сохранении общего замысла барокко), вытеснявший французский «искусственный» стиль. Посреди парка идет продолжение канала, вдоль которого вытянулись осевые пешеходные дорожки; от них в живописный лес (преимущественно из лиственных пород) уходят многочисленные ответвления. Примечательные объекты расположены либо возле этих центральных дорог, либо в лесу. Ориентироваться было бы несложно, если бы я взял схему, покупая билет. Но мне это почему-то сразу не пришло в голову, а потом не хотелось возвращаться. Таким образом, я был вынужден разыскивать достопримечательности Нимфенбургского комплекса порой наугад, что, впрочем, придало моей экскурсии особую прелесть.

Амалиенбург

Построенный в 1740 году маленький охотничий замок Амалиенбург считается законченным произведением придворного рококо:

Круглый зеркальный зал (серебряные декорации на голубом фоне) со сценами охоты считается единственным в своем роде:

Наряду с комнатой отдыха и с охотничьей комнатой (обе выдержаны в серебре и золоте) также уникальной является и украшенная голландской кафельной плиткой кухня.

Баденбург

Баденбург (от слова «бад» — купальня) является одним из первых отапливаемых бассейнов в закрытом помещении того времени:

Двухэтажное здание было построено в 1719–1721 гг. как маленький купальный замок для двора Макса Эммануэля. В торжественном зале богатая лепнина фруктов и раковин, потолочная роспись «Аполлон в солнечном экипаже». Местами вперемешку с европейскими элементами декора присутствуют китайские мотивы.

Пагоденбург

Миниатюрный замок Пагоденбург с крестообразным основанием является чайным павильоном:

Павильон когда-то служил местом отдыха и игр для двора. Убранство помещений сделано в духе тогдашней восточно-азиатской моды в китайской манере, внешнюю часть украшают маски Бахуса, Флоры, Нептуна и Цереры:

Кстати, забавно, что Пагоденбург совсем не похож на пагоду Я поначалу не мог понять, действительно ли подошел именно к Пагоденбургу. Денло в том, что в XVIII веке словом «пагода» в Западной Европе называли не архитектурное сооружение, а китайских божков. Интерес тогдашней баварской Королевской династии и аристократии к Китаю меня несколько удивил, но, в принципе, Поднебесная Империя в самом деле была выдающимся культурным и цивилизационным явлением.

Келья Магдалены

Келья Магдалены (Magdaleneklause) сделана как эрмитаж для курфюрста Макса Эммануила в 1725–1728 гг. Руинообразная архитектура этого «места покаяния» обнаруживает наряду с романскими и готическими также и мавританские элементы. Потолочная роспись в часовне на тему из жизни кающейся Марии Магдалины.

Дёрфхен

Последний обособленный объект парка называется Дёрфхен (Dörfchen), то есть «маленькая деревушка». Это крошечная модель обычной крестьянской усадьбы Баварии, демонстрирующая склонность знати к пейзанской культуре. Была ли эта склонность подлинной или отражала стремление развлекаться оригинальным способом, я не берусь судить однозначно. Думаю, было и то, и другое, в зависимости от конкретной личности.

Это наиболее колоритный вид в Дёрфхене — думаю, навряд ли имеющий близкое отношение к типичному крестьянскому дому XVIII века:

Большой каскад

У западного (самого дальнего от центра Мюнхена) входа в парк находится «большой каскад» — водопад в стиле барокко с роскошной мраморной отделкой французских мастеров:

Парк

Далеко углубляться в сторону каналов я не стал, прогулялся в лесу и парке поблизости от дворца. В лесу запомнилась скульптура древнегреческого бога Пана, от имени которого происходит слово «паника» (а у моего любимого писателя Артура Мейчена есть мистическая, с элементами ужаса, повесть «Великий бог Пан»):

Музей карет

Погуляв и передохнув, я вернулся в Нимфенбург, в здании которого находятся три выдающихся тематических музея.

Музей Маршталь в южном крыле замка показывает в помещениях бывших придворных конюшен коллекцию роскошных экипажей, саней, сбрую и сёдла, которые напоминают о блестящих временах династии Виттельсбахов. Кстати, таких музеев в мире очень мало.

Многие англоязычные термины здесь мне были незнакомы (например, слова «brougham» или «hearse» — второе слово мой домашний словарь определил грустным переводом «катафалк»). С любопытством посмотрел также выставку картин лошадей — ездовых, спортивных, детских и возчиков. Интересно, что имена давались этим благородным, умным, преданным животным в честь античных и средневековых героев, знаменитых представителей аристократии.

Музей фарфора

Музей фарфора в южном крыле дает полный обзор творчества созданной в 1761 г. Максимилианом III Иосифом фарфоровой мануфактуры Нимфенбурга, которая расположена в северо-восточной части ротонды перед замком. Ручная продукция этой мануфактуры приобрела заслуженную славу своим легендарным качеством и оригинальностью.

Сейчас ее, по некоторым (конечно, субъективным) оценкам, сопоставляют лишь с фарфоровыми изделиями Севра и Аугартена в Вене, то есть мейссенский фарфор оценивается ниже. Я любовался нимфенбургским порцелланом, не думая о другом. Особенно понравились различные статуэтки, изображающие жизненные сцены. Например, запомнилась смешная композиция под названием Stürmlich Galan, то есть Настойчивый ухажер:

Музей «Человек и природа»

В северном флигеле замка находится музей «Человек и природа». Я решил заглянуть туда из чистого любопытства, не подкрепленного предварительной информацией. И ничуть не пожалел; наоборот, получил огромное удовольствие. Сами экспонаты не являются чем-то эксклюзивным; важна форма их подачи посетителям, среди которых половину составляют дети. Этому служат и видеоматериалы, и интерактивные модели (например — нажимаешь кнопку, и на макете видно, как течет кровь по сосудам в человеческом теле), и игровые устройства. Много викторин — представлен набор предметов с подписями (допустим, листья разных пород деревьев); сначала нужно смотреть и запоминать, чему что соответствует. Потом подписи пропадают, и на экране появляются варианты ответов. Для взрослых немцев ничего сложного нет, но музей ведь прежде всего для детей (к коим можно отнести туристов с крайне слабым знанием немецкого языка, типа меня). Родители и бабушки с дедушками, конечно, помогают своим чадам. Царила атмосфера веселья, которой невозможно не поддаться. В этом есть нечто вампирическое, но признаюсь — я в самом деле заряжался здесь позитивной энергией. И, конечно, радовался за этих людей, за их возможности проводить досуг приятно и полезно. Побывав в этом музее, я понял, почему в Западной Европе так улучшилась экологическая ситуация — здесь людям реально дают знание о природной среде, и, соответственно, прививают уважение к ней, желание беречь и заботиться. Я воочию видел плоды этого истинного просвещения.

Например, в этом музее выставлено чучело медведя по кличке Бруно, чья печальная судьба недавно всколыхнула всю страну. Дикий медведь, получивший имя Бруно, был обнаружен в Германии в 2006 году. Медведи в естественной среде обитания последний раз встречались на ее территории 170 лет назад. Было установлено, что медведь пришел из Италии, где ученые проводили эксперимент, пытаясь восстановить популяцию этих животных на территории заповедника в Альпах. Через несколько месяцев после того, как медведь переселился в Германию, к властям поступили многочисленные жалобы от фермеров. Кроме того, существовала опасность, что медведь начнет нападать на людей. В результате на Бруно была объявлена охота, и в июне 2006 года медведь был застрелен. В марте следующего года чучело Бруно, над которым в течение 1400 часов работал лучший в Германии таксидермист, появилось в музее «Человек и природа». Бруно представлен вскрывающим улей. Идей авторов экспозиции было показать, что он не опасный зверь, но и не плюшевый медвежонок.

Новый Ботанический сад

Последний этап прогулки — посещение Нового Ботанического сада (Старый находится в центре города и имеет весьма незначительную площадь). Он фактически смыкается с Нимфенбургским парком, так что, вполне допускаю, в него можно попасть не за деньги через главный вход, а бесплатно через лес возле Нимфенбурга. Но не уверен, да и не важно. До главного входа в Ботанический сад от Нимфенбурга пешком минут 20.

главное здание Нового Ботанического сада

главное здание Нового Ботанического сада

Новый Ботанический сад Мюнхена относится к числу богатейших и красивейших садов Германии: под открытым небом лес с лиственными и хвойными деревьями, в том числе южных пород, альпинарий с альпийскими растениями со всего мира, а также папоротники и рододендроны; далее отделы для сельскохозяйственных растений, экологии и так далее. В теплицах растут представители экзотической флоры: например, орхидеи, кактусы и плотоядные хищные растения. Правда, к тому времени, когда я пришел в Сад, теплицы были уже закрыты для доступа.

Бывают тут специальные дополнительные выставки: скажем, когда я там был, проходило мероприятие, название которого я забыл, но смысл в том, что это какое-то японское искусство композиционно сочетать камни и растения. Рядом с этими композициями вывешены плакаты с текстами японских стихов с переводами на немецкий. А я подобрал в тему Ботанического сада хокку поэта Мацуи Басё (XVII век):

Сколь много цветов на полях!

И каждый растет по-своему —

В этом высший подвиг цветка.

В скором времени должна была открыться выставка грибов. Жаль, что мне не довелось ее увидеть — люблю я это живое царство.

Для современной урбанистической цивилизации, на мой взгляд, очень важно любыми способами возвращать человека к земле; не зря в Ботаническом саду немалые площади отведены под посадки самых обычных растений, вроде тривиального укропа или скромных одуванчиков. Большинства растений я не знал, да и не пытался вчитываться в латинские и немецкие названия (все равно они мне ничего не говорили, как не сказали бы во многих случаях и русские); я лишь прохаживался туда-сюда, временами пробовал запах, или просто сидел на скамейках.

На обратном пути Большой прогулки по Мюнхену мне попалось на глаза эффектное здание, изображением которого хочу завершить свой рассказ: