Дворцово-парковый комплекс Нимфенбург, Галерея красоты и Ботанический сад в Мюнхене


Одно хорошо: от жизни человечества, от веков, поколений остается на земле только высокое, доброе и прекрасное, только это. Все злое, подлое и низкое, глупое в конце концов не оставляет следа: его нет, не видно. А что осталось, что есть? Лучшие страницы лучших книг, предание о чести, о совести, о самопожертвовании, о благородных подвигах, чудесной песни и статуи, великие и святые могилы, греческие храмы, готические соборы, их райски-дивные цветные стекла, органные громы и жалобы.

И.А. Бунин. «Богиня Разума».

3 сентября 2009 года я совершил самую длительную по расстоянию и времени пешеходную прогулку по Мюнхену. Позади было 11 насыщенных дней выездных экскурсий и осмотра грандиозных достопримечательностей центра Мюнхена. Наконец, захотелось выйти далеко за пределы старой части города.

Физической усталости особо не ощущал — отсутствие в воздухе сильного загрязнения способствовало состоянию бодрости и активности. Моей главной целью был дворец Нимфенбург (Nymphenburg) — бывшая летняя резиденция баварских властителей на западе Мюнхена, расположенная посреди одной из его красивейших парковых зон.

Путь к дворцу Нимфенбург

Дорогу к дворцу выбрать было просто — туда от центра ведет прямая магистраль Арнульфштрассе, по которой я шел около полутора часов. Пользоваться транспортом у меня не было и в мыслях: во-первых, мне не хотелось тратить немалые деньги ради одной-двух поездок (здесь это крайне невыгодно), во-вторых, — и это главное — я отношусь к числу тех людей, для кого знакомство с местом наилучшим образом происходит не только глазами, но и, так сказать, ногами. Экономить время тут бессмысленно — я не считаю, что тратил его зря.

По пути видел много интересного — например, Хиршгартен (Олений сад), представляющий что-то вроде российского садоводческого товарищества (бредовая формулировка, конечно):

Частные примеры немецких садов внутри Большого города:

Любопытный элемент городского пейзажа в этой части Мюнхена – офисный небоскреб фирмы Daimler AG:

Эмблема фирмы на здании постоянно вращается вокруг вертикальной оси, причем это движение, по мнению городской власти, нарушает архитектурную гармонию. А может, это просто из-за того, что тут плохо относятся к конкурентам («мерседесы» делают в Штутгарте, земля Баден-Вюртемберг). За это «Даймлер» должен платить в мюнхенскую городскую казну немалую сумму.

И еще запомнился мне по дороге плакат сепаратистского движения — Баварской партии, а также ее единомышленников из ряда других европейских стран. Они не слишком влиятельные, но совсем игнорировать их не стóит:

Дворец Нимфенбург

Экстерьер дворца

В десятом часу добрался до Нимфенбурга. К нему ведет водный канал длиной несколько сотен метров. В канале много рыбы большого размера (на глаза попадались экземпляры длиной сантиметров 30–40). Что за рыба — не определил, я не знаток.

На берегах канала и в парке перед дворцом спят или отдыхают сидя многочисленные птицы разных видов (в частности, лебеди):

Теперь несколько слов о Нимфенбурге. Сфотографировать его единым комплексом невозможно, поэтому представляю несколько фрагментов. 

Центр

Центр

Одно из боковых крыльев

Одно из боковых крыльев

В этом здании дворцового комплекса расположена фарфоровая мануфактура, о которой я скажу ниже:

В постройке этого замка в стиле барокко принимали участие пять поколений Виттельсбахов. История строительства начинается с курфюрста Фердинанда Марии, который приказал построить для своей супруги среднюю часть здания в стиле итальянских вилл (1664–1674). При его сыне Максе Эммануиле в 1700 году этот комплекс был расширен галереями и павильонами. Свой сегодняшний облик средняя часть приобрела после возведения пилястр, сводчатых окон и бюстов. Несколькими годами позже возникла южная часть замка — Маршталь; в противовес ему на севере была заложена оранжерея. По бокам дворца стоят небольшие башенки с часами, которые периодически играют довольно своеобразную трель. Особую значимость придает Нимфенбургу то обстоятельство, что здесь родился Король Людвиг II…

Поскольку я был один, вне какой-либо группы, мог выбирать время осмотра внутренних посещений произвольно, в зависимости от своего настроения.

Внутренние помещения, Галерея красавиц

Также отложились в памяти Гобеленовая комната с брюссельскими произведениями 1700 года, Гербовая комната, Китайский лаковый кабинет и, конечно, тот зал, входя в который, все без исключения мужчины особенно оживляются.

В знаменитой Галерее красавиц (точнее говоря, Галерее красоты — по-немецки Schönheitengalerie) представлены 36 портретов женщин из всех мюнхенских сословий; идеей галереи является воплощение добродетелей через внешнюю красоту. Впрочем, это не более чем идея; действительность, наверное, несколько иная — к примеру, тут есть портрет танцовщицы Лолы Монтес, прелестям которой Король Людвиг I не мог противостоять и которая в конечном итоге якобы послужила поводом к его отречению от престола из-за страшного недовольства народа. Представляю неполную экспозицию из 23 портретов (почти все написаны художником Йозефом Штилером):

Лола Монтес (Мария Долорес Элиза Гилберт) — танцовщица и актриса; 1821–1861. Родилась в Ирландии. Портрет 1847 года.

Марианна, графиня Баччинетти; 1802–1870. В замужестве маркиза Флоренци. Портрет 1831 года.

София Фредерика, принцесса Баварская; 1805–1872. В замужестве эрцгерцогиня Австрийская. Портрет 1841 года.

София Фредерика, принцесса Баварская; 1805–1872. В замужестве эрцгерцогиня Австрийская. Портрет 1841 года.

Джейн Элизабет Дигби; 1807–1881. В замужестве вторая баронесса и первая графиня, Элленборо, затем графиня Теотоки, затем замужем за шейхом Абдулом Меджуэль-эль-Мезрабом. Портрет 1831 года.

Августа Штробль; 1807–1871. Родилась в Мюнхене в семье главного королевского казначея. Портрет 1827 года.

Амалия, графиня фон Лерхенфельд; 1808–1888. В замужестве фрайфрау Крюденер, затем графиня Адлерберг. Портрет 1828 года.

Шарлотта фон Гагн; 1809–1891. Родилась в Мюнхене. Портрет 1828 года.

Ирена, маркиза Паллавичини; 1811–1877. В замужестве графиня фон Арко ауф Штеппберг. Портрет 1834 года.

Антониетта Корнелия Веттерлейн; 1811–1862. Портрет 1828 года.

Амалия фон Шинтлинг; 1812–1831. Родилась в Мюнхене. Портрет 1831 года.

Нанетта Каула; 1812–1877. Родилась в Мюнхене. Портрет. 1829 года.

Анна Гилльмайер; 1812–1847. Портрет 1829 года.

Хелена Зедльмайер; 1813–1898. Портрет 1831 года.

Каролина, фрайин фон Шпиринг; 1815–1859. В замужестве графиня фон Гольнштейн, затем фрайфрау фон Кюнсберг фон Фронберг. Портрет 1834 года.

Джейн Эрскин; 1818–1846. Родилась в Лондоне. Портрет 1837 года.

Вильгельмина Зульцер; 1819–?. Портрет 1838 года.

Катарина Ботцарис; 1820–1872. Родилась в Греции. Портрет 1841 года.

Антония Валлингер; 1823–1893. Портрет 1840 года.

Каролина, княжна цу Оттинген-Валлерштейн; 1824–1889. В замужестве графиня Вальдботт-Бассенгейм. Портрет 1843 года.

Мария Фредерика, принцесса Прусская; 1825–1889. В замужестве Королева Баварии. Портрет 1843 года.

Каролина Лициус; 1825–1908. Портрет 1842 года.

Мария Дитш; 1835–1869. Портрет 1850 года.

Карлотта фон Брайдбах-Бюрресгейм; 1838–1920. В замужестве графиня фон Боос цу Вальдек. Портрет написан Фридрихом Дюрком в 1861 году.

Парковый комплекс Нимфенбурга

После осмотра центральной части Нимфенбурга я отправился в парк (его площадь 200 гектаров), чтобы познакомиться с другими объектами дворцово-паркового комплекса. Парковая зона в XVIII веке была сильно расширена и перестроена во французском стиле (по образу Версаля). В начале XIX столетия ее переделали под английский «естественный» дизайн (при сохранении общего замысла барокко), вытеснявший французский «искусственный» стиль. Посреди парка идет продолжение канала, вдоль которого вытянулись осевые пешеходные дорожки; от них в живописный лес (преимущественно из лиственных пород) уходят многочисленные ответвления. Примечательные объекты расположены либо возле этих центральных дорог, либо в лесу. Ориентироваться было бы несложно, если бы я взял схему, покупая билет. Но мне это почему-то сразу не пришло в голову, а потом не хотелось возвращаться. Таким образом, я был вынужден разыскивать достопримечательности Нимфенбургского комплекса порой наугад, что, впрочем, придало моей экскурсии особую прелесть.

Амалиенбург

Построенный в 1740 году маленький охотничий замок Амалиенбург считается законченным произведением придворного рококо:

Круглый зеркальный зал (серебряные декорации на голубом фоне) со сценами охоты считается единственным в своем роде:

Наряду с комнатой отдыха и с охотничьей комнатой (обе выдержаны в серебре и золоте) также уникальной является и украшенная голландской кафельной плиткой кухня.

Баденбург

Баденбург (от слова «бад» — купальня) является одним из первых отапливаемых бассейнов в закрытом помещении того времени:

Двухэтажное здание было построено в 1719–1721 гг. как маленький купальный замок для двора Макса Эммануэля. В торжественном зале богатая лепнина фруктов и раковин, потолочная роспись «Аполлон в солнечном экипаже». Местами вперемешку с европейскими элементами декора присутствуют китайские мотивы.

Пагоденбург

Миниатюрный замок Пагоденбург с крестообразным основанием является чайным павильоном:

Павильон когда-то служил местом отдыха и игр для двора. Убранство помещений сделано в духе тогдашней восточно-азиатской моды в китайской манере, внешнюю часть украшают маски Бахуса, Флоры, Нептуна и Цереры:

Кстати, забавно, что Пагоденбург совсем не похож на пагоду Я поначалу не мог понять, действительно ли подошел именно к Пагоденбургу. Денло в том, что в XVIII веке словом «пагода» в Западной Европе называли не архитектурное сооружение, а китайских божков. Интерес тогдашней баварской Королевской династии и аристократии к Китаю меня несколько удивил, но, в принципе, Поднебесная Империя в самом деле была выдающимся культурным и цивилизационным явлением.

Келья Магдалены

Келья Магдалены (Magdaleneklause) сделана как эрмитаж для курфюрста Макса Эммануила в 1725–1728 гг. Руинообразная архитектура этого «места покаяния» обнаруживает наряду с романскими и готическими также и мавританские элементы. Потолочная роспись в часовне на тему из жизни кающейся Марии Магдалины.

Дёрфхен

Последний обособленный объект парка называется Дёрфхен (Dörfchen), то есть «маленькая деревушка». Это крошечная модель обычной крестьянской усадьбы Баварии, демонстрирующая склонность знати к пейзанской культуре. Была ли эта склонность подлинной или отражала стремление развлекаться оригинальным способом, я не берусь судить однозначно. Думаю, было и то, и другое, в зависимости от конкретной личности.

Это наиболее колоритный вид в Дёрфхене — думаю, навряд ли имеющий близкое отношение к типичному крестьянскому дому XVIII века:

Большой каскад

У западного (самого дальнего от центра Мюнхена) входа в парк находится «большой каскад» — водопад в стиле барокко с роскошной мраморной отделкой французских мастеров:

Парк

Далеко углубляться в сторону каналов я не стал, прогулялся в лесу и парке поблизости от дворца. В лесу запомнилась скульптура древнегреческого бога Пана, от имени которого происходит слово «паника» (а у моего любимого писателя Артура Мейчена есть мистическая, с элементами ужаса, повесть «Великий бог Пан»):

Музей карет

Погуляв и передохнув, я вернулся в Нимфенбург, в здании которого находятся три выдающихся тематических музея.

Музей Маршталь в южном крыле замка показывает в помещениях бывших придворных конюшен коллекцию роскошных экипажей, саней, сбрую и сёдла, которые напоминают о блестящих временах династии Виттельсбахов. Кстати, таких музеев в мире очень мало.

Многие англоязычные термины здесь мне были незнакомы (например, слова «brougham» или «hearse» — второе слово мой домашний словарь определил грустным переводом «катафалк»). С любопытством посмотрел также выставку картин лошадей — ездовых, спортивных, детских и возчиков. Интересно, что имена давались этим благородным, умным, преданным животным в честь античных и средневековых героев, знаменитых представителей аристократии.

Музей фарфора

Музей фарфора в южном крыле дает полный обзор творчества созданной в 1761 г. Максимилианом III Иосифом фарфоровой мануфактуры Нимфенбурга, которая расположена в северо-восточной части ротонды перед замком. Ручная продукция этой мануфактуры приобрела заслуженную славу своим легендарным качеством и оригинальностью.

Сейчас ее, по некоторым (конечно, субъективным) оценкам, сопоставляют лишь с фарфоровыми изделиями Севра и Аугартена в Вене, то есть мейссенский фарфор оценивается ниже. Я любовался нимфенбургским порцелланом, не думая о другом. Особенно понравились различные статуэтки, изображающие жизненные сцены. Например, запомнилась смешная композиция под названием Stürmlich Galan, то есть Настойчивый ухажер:

Новый Ботанический сад

Последний этап прогулки — посещение Нового Ботанического сада (Старый находится в центре города и имеет весьма незначительную площадь). Он фактически смыкается с Нимфенбургским парком, так что, вполне допускаю, в него можно попасть не за деньги через главный вход, а бесплатно через лес возле Нимфенбурга. Но не уверен, да и не важно. До главного входа в Ботанический сад от Нимфенбурга пешком минут 20.

главное здание Нового Ботанического сада

главное здание Нового Ботанического сада

Новый Ботанический сад Мюнхена относится к числу богатейших и красивейших садов Германии: под открытым небом лес с лиственными и хвойными деревьями, в том числе южных пород, альпинарий с альпийскими растениями со всего мира, а также папоротники и рододендроны; далее отделы для сельскохозяйственных растений, экологии и так далее. В теплицах растут представители экзотической флоры: например, орхидеи, кактусы и плотоядные хищные растения. Правда, к тому времени, когда я пришел в Сад, теплицы были уже закрыты для доступа.

Бывают тут специальные дополнительные выставки: скажем, когда я там был, проходило мероприятие, название которого я забыл, но смысл в том, что это какое-то японское искусство композиционно сочетать камни и растения. Рядом с этими композициями вывешены плакаты с текстами японских стихов с переводами на немецкий. А я подобрал в тему Ботанического сада хокку поэта Мацуи Басё (XVII век):

Сколь много цветов на полях!

И каждый растет по-своему —

В этом высший подвиг цветка.

В скором времени должна была открыться выставка грибов. Жаль, что мне не довелось ее увидеть — люблю я это живое царство.

Для современной урбанистической цивилизации, на мой взгляд, очень важно любыми способами возвращать человека к земле; не зря в Ботаническом саду немалые площади отведены под посадки самых обычных растений, вроде тривиального укропа или скромных одуванчиков. Большинства растений я не знал, да и не пытался вчитываться в латинские и немецкие названия (все равно они мне ничего не говорили, как не сказали бы во многих случаях и русские); я лишь прохаживался туда-сюда, временами пробовал запах, или просто сидел на скамейках.

На обратном пути Большой прогулки по Мюнхену мне попалось на глаза эффектное здание, изображением которого хочу завершить свой рассказ: