Вюрцбург — барочная жемчужина Майнфранконии


Один из моих наиболее любимых регионов в Германии — Франкония, расположенная в северной части федеральной земли Бавария. Побывать там мне удалось дважды, в рамках однодневных экскурсий из Мюнхена в 2009 году. Одна из них была в Нюрнберг, другая — в Вюрцбург (Würzburg) и Ротенбург-над-Таубером. Вюрцбург — город, о котором писатель Герман Гессе сказал: «Если бы я, как будущий поэт, мог выбирать себе место рождения, вполне возможно, что остановился бы на Вюрцбурге. Этот прекрасный город создает впечатление, что он может многое дать рожденному в нем поэту». Добавлю от себя — не только рожденному там поэту, но и гостю, пусть всего на пару часов. Любителям средневековой романтики сообщу, что первый рыцарский турнир на немецкой земле состоялся именно в Вюрцбурге в 1127 году. Название Вюрцбурга имеет, вероятно, кельтские корни, но основано на фольклорной этимологической связи с немецким словом Würze, что означает «растение / пряность». В Средние Века город имел латинское название Гербиполис.

Дорога из Мюнхена в Вюрцбург

Для начала несколько слов о дороге из Мюнхена в Вюрцбург. К северу от баварской столицы рельеф в основном слабоволнистый, местами холмистый. Доля сельскохозяйственных полей в общей площади очень велика, хотя лесов тоже хватает (нигде нет такого пейзажа, в котором леса отсутствовали бы, насколько хватает глаза) — в основном посевы кормовой кукурузы, рапса. В районе Холледау с 1050 года в огромном количестве выращивается хмель.

Я обратил внимание на такой интересный факт. На придорожной окраине полей местами находятся небольшие (1–2 сотки) делянки, засаженные цветами — в основном гладиолусами и прочими луковичными. Гид сказал, что эти цветы может срезать себе любой желающий, кто проезжает мимо — для этого на делянке имеется секатор, а рядом коробка с прорезью для мелочи. Кто-то платит побольше, кто-то меньше, кто-то вообще не платит, если нет мелких монет. В любом случае, и владельцы полей не внакладе, и людям приятно.

Мост через Дунай, который здесь еще совсем узкий (метров 20–30), разделяет Баварию (в данном разделе я разумею под Баварией только территорию в границах до наполеоновских переделов) и Франконию. Ближе к Вюрцбургу бросаются в глаза большие плантации виноградника, произрастающего в самом мягком в Германии климате на плодородных сланцевых почвах.

Окраины Вюрцбурга банальны — в чистом виде послевоенный новострой. Причина в том, что 16 марта 1945 года британские ВВС совершили очередное (не первое и не последнее) злодеяние — на Вюрцбург за 17 минут было сброшено 900 тонн бомб. 80% города полностью выгорело. Позже в прежнем виде восстановили только Альтштадт. Восстановленный центр Вюрцбурга в основном сохранил верность прошлому, не потеряв очарования барочного города.

Поскольку во время экскурсии периодически шел дождь, я не мог все фотографировать, поэтому часть изображений — из Википедии и из других открытых интернет–источников.

Цитадель Мариенберг

На левом берегу Майна, с которого начался наш поход, на высоком холме Мариенберг воздвигнута цитадель одноименного названия:

Строительство крепости началось в самом начале XIII века, потом она стала резиденцией герцогов Франконии, затем князей–епископов. Подобные величественные сооружения, в которых господствовали правители разных титулов, всегда впечатляют — несомненно, их психологическое воздействие на проживающих внизу подданных было огромным. Правда, в XVIII веке князья–епископы предпочли перебраться в город.

Время экскурсии, к сожалению, не позволяло посетить крепость. Я прочитал, что там находится большой краеведческий музей, посвященный истории Франконии с древних времен.

Майн и Старый мост

На правый берег через Майн мы перешли по мосту Альтемайнбрюкке, то есть Старому Майнскому. Раз он Старый, то для начала использую фотолитографию конца XIX века:

Так я узрел эту реку, одну из главных в Германии. Ширина ее тут метров 50, и я сразу обратил внимание на то, что в воде полно рыбы. Из съедобных видов в Майне можно выловить почти все: от мелкой рыбешки «меефишли» (название блюда, которое поедается обязательно с головой и хвостом — вряд ли я бы это осилил; по видам — плотва, уклейка или красноперка) до сома. Многочисленные очистные сооружения и ужесточение экологических норм улучшили качество воды настолько, что в Майне опять в изобилии водится рыба, и даже весьма экологически чувствительные раки. Только лосось еще долго не вернется в эти места: пока ему недостает интеллекта, чтобы преодолеть шлюзы на пути к своим исконным нерестилищам в верховьях Майна. Каскады гидроузлов останутся для него преградой, и долго еще не повторятся жалобы на однообразное питание, как это было в XIX веке, когда нанимающаяся домашняя прислуга выторговывала у хозяев обещание не каждый день получать на обед одну только лососину.

Первый каменный мост появился здесь в 1120 году. Он неоднократно страдал во время наводнений, а также получал повреждения от «голландских бревен» (Holländerstämme) — древесины, которую сплавляли по Майну и Рейну в Нидерланды. Кстати, конструкция Альтемайнбрюкке стала прототипом для знаменитого Карлова моста в Праге, а сия достопримечательность чешской столицы, в свою очередь, подарила жителям Вюрцбурга идею украсить их Старый мост скульптурами святых, епископов и Королей. В частности, на мосту находятся скульптурные изображения трех ирландских миссионеров, прибывших в город в 689 году: епископа Килиана и его спутников — священника Колмана и диакона Тотнана. Все они были канонизированы католической церковью.

Церкви Вюрцбурга

Вюрцбург является одним из наиболее крупных духовных центров Германии, о чем свидетельствует множество церквей. Некоторые стоят возле Майна:

Главные церкви Вюрцбурга можно увидеть на обзорной фотографии (на переднем фоне Старый мост через Майн). Слева — красная церковь Мариенкапелле; справа ближе к центру — церковь Ноймюнстеркирхе (с большим округлым куполом), немного правее перед ней стоит Ратуша; справа — Кафедральный Собор Святого Килиана (с двумя остроконечными бело-коричневыми башнями):

Кафедральный Собор Св. Килиана — четвертая по величине церковь в романском стиле в Германии; построен в XII–XIII веках. Меня поразил тот факт, что в крипте Собора хранится Крест Меровингов — древней сакральной династии Франкских Королей, правивших в так называемые «Темные Века»:

Трансепт Кафедрального Собора:

Церковь Ноймюнстеркирхе рядом с Кафедральным Собором — романская базилика XII века, перестроенная в стиле барокко в начале XVIII века:

Возле церкви в уютном дворике находится могила знаменитого немецкого миннезингера Вальтера фон дер Фогельвейде, умершего в Вюрцбурге в 1230 году. Могила представляет собой простой каменный ящик, стоящий прямо на открытом воздухе под сенью деревьев. Так завещал сам поэт, более всего в жизни любивший тепло солнца и простор неба. Еще он завещал над своей могилой кормить птиц (его фамилия означает что-то вроде «кормушка для птиц»).

В крипте Ноймюнстеркирхе расположен пантеон ирландских святых, в том числе гробница Св. Килиана. Каждый год 8 июля семинаристы проносят в прозрачном ящике черепа мучеников в собор на всеобщее обозрение. Интересно, что именно ирландцы (а также шотландцы) распространяли христианскую веру на юге Германии, и до сих пор здесь Ирландию называют «Святой Землей» наряду с Палестиной.

Если я не ошибаюсь, именно с Ноймюнстеркирхе к проходящим внизу по улице людям склоняется вот такой скелет (а сзади еще ухмыляется барельефный череп):

Причем все это сделано в таком изящном стиле барокко… с одной стороны — очень мило, с другой — вроде как memento mori.

Рыночная площадь и Ратуша

Площадь Марктплатц интересна тем, что на ней находится позднеготическая часовня Девы Марии — Мариенкапелле (очень необычного ярко-красного цвета):

Рядом старинный дом «цум Фалькен», то есть «Соколиный» (1735 год), в котором раньше размещалась гостиница:

Его фасад украшен роскошной лепниной в стиле рококо. Мне довелось встретить в интернете сравнение дома со свадебным тортом — видимо, это очень лестный комплимент.

Ратуша Вюрцбурга

Ратуша Вюрцбурга

Еще пример дома с барочными элементами, специфичного вюрцбургского красного колора:

Резиденция князей–епископов

Резиденцию князя–епископа Наполеон Бонапарт в свойственной ему грубоватой манере назвал «самым большим и красивым поповским домом в Европе». Надо отметить, что князь–епископ очень сильно отличается от «обычного» епископа, поскольку это владетельный титул со всеми вытекающими отсюда последствиями. То есть стремлением обустроить традиционные атрибуты государственного правителя; в частности, Резиденцию. В принципе, единственное, чем князья–епископы отличались от светских князей — невозможностью породить свою династию. При том, что большинство из них жило с женщинами (причем вполне открыто), узаконить это сожительство и рожденных в нем детей они не имели права. Таков уж католический целибат…

История дворца

Идея дворца принадлежала архиепископу середины XVIII века Иоганну Филиппу Францу фон Шенборну, всю жизнь страдавшему недугом, который он сам называл «червем строительства». Лечил он свою болезнь, черпая из епископской казны средства для постройки резиденции — административного и жилого здания из 300 помещений. Преемники Иоганна продолжали расширять и украшать дворец. Интересно, что деньги на строительство нашлись довольно неожиданно — как-то раз разоблачили некоего министра, который много лет присваивал себе деньги из государственной казны. Обрадованный тем, что благодаря конфискации появились значительные средства (600 тысяч гульденов), архиепископ даже пожалел негодяя (который отделался лишь тюрьмой).

Затем Иоганн созвал собрание ведущих архитекторов, чтобы обсудить реализацию его идеи. Задумка показалась именитым мастерам столь сложной, что они заявили о невозможности строительства такого здания (слишком велика площадь потолка без поддерживающих колонн). Однако нашелся смельчак, утверждавший, что он сможет сделать это. Его звали Иоганн Балтазар Нейман, и по роду занятий он был всего лишь военным литейщиком. Сейчас его бы даже не стали слушать. Но то была эпоха личностей, а князь–епископ знал о способностях молодого офицера и лично доверял ему. Он послал Неймана учиться зодческому искусству и науке в Италию и Францию, и тот вернулся назад уже спустя год. Таково и должно быть подлинное образование — кто может, тот научится за год, кто не может — не научится за всю жизнь.

Со стартом строительства резиденции в 1720 году для Неймана началась карьера главного архитектора при Вюрцбургском архиепископе. К его главным творениям относится самая технически совершенная для той эпохи парадная лестница Резиденции. План Неймана предусматривал возведение свободного кирпичного свода без дополнительных опор — 32 на 18 метров при 5-метровой высоте. Венский архитектор Лукас фон Гильдебрандт (кстати, знаменитый строительством многих дворцов в Австрии — например, венского Бельведера) был уверен, что Нейман ошибся в расчетах. По его мнению, потолок должен был обвалиться еще во время строительства. По легенде Гильдебрандт даже обещал повеситься на крюке, который сам вобьет в ее потолок. Нейман иронично возразил ему, что в день исполнения обещания установит на лестнице артиллерийскую батарею, чтобы отметить это радостное событие праздничным залпом. Потолок и ныне там, а Гильдебрандт умер собственной смертью, хотя и проиграл пари.

Мало того, спроектированный Нейманом свод выдержал пожар, возникший в резиденции после налетов британской авиации. Деревянная крыша над парадной лестницей выгорела, но ее каменный потолок остался в целости и сохранности. Вместе с уникальными фресками.

Парадная лестница

парадная лестница

парадная лестница

Чем выше был ранг посетителя, тем ниже по лестнице спускался навстречу ему князь–епископ. Чем проще был гость, тем дольше он ждал аудиенции, проводя в передней, на неудобном стуле, без еды и питья, долгие часы, как будто становясь еще ничтожнее в окружении тяжелого барочного убранства внутренних интерьеров. Таков был психологический расчет: представ перед правителем, верноподданные и прочие просители должны были испытать чувство облегчения и благодарности от самого этого факта. Небольшая высота ступенек была вызвана тем обстоятельством, что костюмы и платья знати и придворных во времена барокко были очень тяжелыми и «навороченными», поэтому подъем на второй этаж совершался степенно и неспешно.

Эпическая фреска на потолке второго этажа

В вестибюле Резиденции свободно могла развернуться упряжка из 12 лошадей. Из вестибюля роскошная широкая лестница ведет на второй — главный — этаж. Его потолок расписан огромной фреской. Забавно, что первоначально заказ на роспись получил некий художник из Милана, который обставил свою деятельность с высшей степенью секретности. Никто не мог посмотреть на процесс и промежуточные результаты его работы. В итоге, когда настал срок исполнения заказа, обнаружилось, что под покрывалом — пустая стена. А сам мошенник благополучно скрылся с предварительно полученным гонораром.

В итоге обернулось к лучшему. Автором росписи стал итальянец Джованни Баттиста Тьеполо. Результатом его творчества стала самая большая фреска в мире — площадью 600 кв.м (!), которая изображает богов Олимпа и аллегории Европы, Азии, Африки и Америки, символически олицетворяемые людьми. Мне столь понравилась эта фреска, что не могу отказать себе в удовольствии привести ее фрагменты:

Европа (в центре, естественно, сам князь-епископ, внизу на пушке полулежит Нейман)

Европа (в центре, естественно, сам князь-епископ, внизу на пушке полулежит Нейман)

Азия (эту часть света символизирует какая-то владычица на слоне)

Азия (эту часть света символизирует какая-то владычица на слоне)

Азия, обелисковая группа

Азия, обелисковая группа

Америка, левая часть (тогдашние представления об Америке довольно забавны — например, индейская принцесса тут восседает на крокодиле!)

Америка, левая часть (тогдашние представления об Америке довольно забавны — например, индейская принцесса тут восседает на крокодиле!)

Америка, правая часть

Америка, правая часть

Африка, правая часть (символ континента сидит на верблюде)

Африка, правая часть (символ континента сидит на верблюде)

Африка, левая часть

Африка, левая часть

Самый интересный вопрос: кто изображен в левой части Африки? Человек в высокой шапке очень напоминает русского боярина XVII века (в момент написания фрески таких одежд у русских уже не было). Но в Африке?.. Для меня это осталось загадкой.

Картина «Бракосочетание Императора Фридриха Барбароссы и Беатрисы Бургундской»

Росписи Императорского зала показывают епископа Вюрцбургского, получающего во владение Франконское герцогство, и бракосочетание Императора Фридриха Барбароссы с Беатрисой Бургундской в 1156 году:

бракосочетание Императора Фридриха Барбароссы с Беатрисой Бургундской в 1156 году

бракосочетание Императора Фридриха Барбароссы с Беатрисой Бургундской в 1156 году

Эта картина типично «внеисторичная», то есть персонажи XII века одеты в костюмы гораздо более позднего времени (пожалуй, XVII столетия). Кстати, пять раз Кесарь Фридрих Барбаросса избирал Вюрцбург местом проведения заседаний Имперского сейма.

Зеркальный салон

Характеристика Зеркального салона вынуждает использовать отдающее штампом выражение «ослепительное великолепие», но что еще остается делать — мой язык слишком беден в выразительных средствах:

Сочетание золота и стекла в самом деле ослепляет; зеркала словно бы раздвигают стены, лишая смысла привычное понятие пространства и придавая ему мистический характер. Потрясает то, что после бомбардировки (от которой корпус Резиденции пострадал не сильно, а вот многие внутренние помещения подверглись значительной порче) Зеркальный салон был полностью восстановлен заново: на это ушло десятилетие кропотливой работы реставраторов.

Восточный фасад дворца–резиденции и парк

Восточный фасад резиденции Вюрцбурга выделяется разбитым перед ним садом:

Внизу прямо у садового фасада — похожий на циферблат часов круглый цветник с бассейном в центре. На верхнюю террасу можно попасть по боковым лестницам:

Их перила и балюстрады украшены каменными вазами и скульптурами играющих детей. Такие же фигуры находятся в зеленых арках боскетов (заменивших изначально расположенные там пушки) в партере. По краям — розарии (постоянно не менее 500 свежих роз) со скамейками и фонтанчиками.

С полным основанием живший в конце XII века немецкий хронист Готфрид фон Фитербо сказал о Вюрцбурге: «Удачное расположение города показалось мне прекрасным. Город, глубоко врезанный в долину, лежит подобно раю на земле».