Японский фильм «Повесть об Антарктике» — гимн Полярному Краю Мира


«Подлинные шедевры нетленны» — эту фразу я могу отнести к считанному числу произведений кинематографа. Большинство фильмов устаревают очень быстро, и воспринимать снятые десятки лет назад ленты оказывается, как правило, слишком тяжело. Но это не относится к японской картине «Повесть об Антарктике» (более известной как просто «Антарктика»). Фильм создан в 1983 году режиссером Корэёси Курахара.

Несмотря на солидный возраст фильма, я считаю его драматизм абсолютно органичным и актуальным. В этом фильме великолепно все — и форма, и содержание.
Форма (стиль) «Антарктики» подкупила меня своей живостью и безыскусностью. Фильм не ставит целью поразить сознание зрителя впечатляющими спецэффектами, ультранатурализмом и прочими дешевыми приемами. Впрочем, я отнюдь не считаю низким качество использованных эффектов. И, конечно, колоссальный вклад в фильм вносит эпическая музыка корифея электроники — Вангелиса. Невозможно представить себе «Антарктику» с иным музыкальным оформлением; акустика Вангелиса просто идеально соответствует предмету фильма и его антуражу.

О содержании нужно сказать более развернуто. Фильм основан на реальных событиях 1958 года. В центре действия — история ездовых собак породы сахалинских хаски, произошедшая на японской антарктической станции Сёва на острове Ист-Онгуль в море Космонавтов близ побережья антарктического континента. На острове жили 11 зимовщиков — участников второй японской экспедиции и 15 ездовых собак. В феврале 1958 года ледокол «Сойя», доставляющий смену полярникам, потерпел аварию — сломал во льдах винт и запросил помощи у американского корабля. Из-за тяжелых метеорологических условий и утери аварийного запаса продовольствия на станции высадить смену было нельзя. Нужно было спасать зимовщиков. Американский вертолет успел два раза приземлиться на острове и перевезти на корабль всех людей. Третий рейс вертолет совершить не смог из-за шторма. На острове с недельным запасом еды остались собаки.

Весть о трагической судьбе брошенных на произвол судьбы животных облетела всю Японию. Председатель японского общества покровительства животных Хирокичи Сайто выступил с предложением соорудить памятник погибшим собакам. Начался сбор средств. А в июле 1958 года в парке Сиба в Токио, у подножия телевизионной башни состоялось торжественное открытие памятника. За металлической оградой, на просторной площадке сидели, лежали и стояли в различных позах 15 мраморных собак! На плите из мрамора было начертано: «Пятнадцати хаски, погибшим от голода в Антарктиде».

Через год на станцию Сёва прибыла Третья японская антарктическая экспедиция. В ней принимали участие и те, кто был в предыдущей экспедиции. К вертолету, доставившему их на остров, бежали два брата-хаски — Таро и Дзир. Они были в хорошем состоянии и весело встретили людей, приветливо помахивая хвостами. Возле станции полярники нашли 5 мертвых собак, так и не сумевших выбраться из привязи. Еще 8 собак разбежались в неизвестном направлении и, видимо, погибли где-то в антарктических льдах. Вероятно, от морозов Таро и Дзиро спасались в укрытиях, вырытых ими в снегу, а питались яйцами пингвинов и замерзающими пингвинятами. Хотя в принципе не понятно, как смогли выжить в условиях антарктической зимы эти собаки.

В Японии вернувшихся живыми и невредимыми Таро и Дзиро встретили с восторгом и ликованием. Об этих собаках слагали песни, писали книги. В 1960 году в городе Вакканай (остров Хоккайдо) на территории питомника, где они воспитывались, им был поставлен памятник. Таро умер в 1960 году во время очередной экспедиции; Дзиро дожил до возраста 15 лет и умер в 1970 году на острове Хоккайдо.

Такова реальная история, ставшая основой сюжета фильма. Сюжет, в общем, не сильно отклоняется от этой истории; конечно, многие детали, изображающие жизнь собак без людей, являются очевидным домыслом.

Мне понравилось то, что в «Антарктике» совершенно нет никакого морализаторства. Да, людей, покинувших собак, терзают угрызения совести, мучительные переживания стыда за свою слабость. Но показаны эти переживания очень естественно, без малейшего признака наигранности, демонстративности.

В конце концов, это был не злой умысел, а трагичное стечение обстоятельств. История знает множество примеров действительно безобразного отношения людей к собакам: я имею в виду не только вивисекцию и прочие «научные» эксперименты, но и такой факт, как использование собак в качестве живых противотанковых средств (жертвами этой практики советской армии во Второй Мировой войне стали миллионы животных).

Кстати, впоследствии на международном уровне было запрещено использование ездовых собак в Антарктике. Собаки не должны ввозиться на сушу или шельфовые ледники, а собаки, находящиеся в настоящее время в этих районах, должны были быть вывезены до 1 апреля 1994 года. Но это обстоятельство связано прежде всего с защитой местной фауны от болезней, которые могут быть занесены в организмах других существ из внешнего мира.

Фильм «Антарктика» — не только о собаках и людях. В первую очередь он об этом удивительном Полярном Крае Мира. Это визуальный гимн Антарктике в сочетании с гимном музыкальным. Зритель в течение двух с лишним часов созерцает суровые и дивные пейзажи Белого Континента — горы, снега, ледники, воды окраинного моря. Белый цвет здесь является доминантой; он воспринимается и как символ чистоты, и как символ отчуждения и смерти. Своя жизнь в Антарктике есть, но занимает скромное место.

Антарктика одновременно пугает и завораживает. В ней, несомненно, есть какая-то мистическая загадка: как объяснить упорное стремление людей достичь ее? По крайней мере, не жаждой наживы. Антарктика никому не дала (и, думаю, никогда не даст) никаких богатств; напротив, она издавна дорого брала за возможность лишь посмотреть на нее вживую. Цена велика, но и зрелище грандиозно.

Я считаю, что «Антарктику» стоит посмотреть даже ради двухминутной сцены, когда собаки во время полярной ночи наблюдают волшебство южного сияния.