Избранные достопримечательности Мюнхена — церковь Фрауэнкирхе, Новая Ратуша и Луг Терезы


О церкви Фрауэнкирхе и немного о дьявольщине

После интересных блужданий по улицам Мюнхена в августе 2009 года я вышел на Променадную площадь, на которой стоит много памятников каким-то баварским деятелям (поскольку я не знал никого из них, никого и не запомнил):

Пока я отдыхал в тени деревьев, со мной произошел курьезный случай. В тот момент, когда я разглядывал свою карту, ко мне подошел молодой негр [примечание — употребляю это слово без малейшей оглядки на «политкорректность», так как оно есть в словаре Брокгауза–Ефрона, который для меня является авторитетом, в отличие от современных «предписаний»] с большой дорожной сумкой на плече и произнес несколько слов на немецком языке с вопросительной интонацией. Для таких ситуаций у меня еще с прошлогоднего посещения Вены заготовлена фраза: «Их бин ауслэндер. Дойч ферштеен шлехт», то есть «Я иностранец. Немецкий понимать плохо».

Тогда он задал вопрос по-английски. Кстати, отмечу его безупречную деликатность по отношению к довольно бестолковому туристу, как я (в том плане, что я плохо владею даже одним иностранным языком). Вопрос я почти понял — он спросил: «Как добраться до…», и вот с местом назначения у меня вышла загвоздка. Почему-то топоним я первоначально расслышал как Булонь (город в Северой Франции); потом в уме промелькнула совсем смехотворная версия о Полонии — латинском названии Польши. Наверное, целую минуту я соображал, что речь идет об итальянской Болонье.

Как доехать из Мюнхена в Болонью, я не особо представлял, поэтому посоветовал ему обратиться в информационное бюро Главного железнодорожного вокзала, и показал по карте, как туда дойти (было недалеко, минут 20–25 энергичным пешком). Жалко, что я как-то растерялся, да и по-английски еще говорил еле-еле (обычно выхожу на более или менее неплохой уровень спустя несколько дней после начала вояжа); было бы интересно поговорить с африканцем, узнать, откуда он и зачем хочет в Болонью.

А потом еще долго думал: поразительно, насколько сейчас, с одной стороны, сблизился мир — в Европе можно запросто интересоваться тем, как попасть в другой город, расположенный даже не в соседней стране. С другой стороны, сколь много препятствий устроено для путешественников из России. Мое твердое мнение — так называемых «виз» быть не должно вообще. Как раньше, в XVIII–XIX веках. Достаточно иметь загранпаспорт и деньги для турне.

C Променадной площади эффектно смотрелись две башни Собора «Цу унзерер либен Фрау», или Фрауэнкирхе, — главного архитектурного символа Мюнхена. Однако продемонстрирую фото с другого ракурса (со здания Новой Ратуши), которое показывает церковь во всем ее величии:

Мне эта церковь своей формой напоминает большую улитку.

Здание Фрауэнкирхе (зодчий — Йорг фон Гальспах) тремя нефами с полигональными хорами соответствует традициям южно-немецкого зального строительства. Размеры его — 109 метров в длину, 40 метров в ширину, 99 метров в высоту (это высота башен). Отрадно, что по решению референдума 2004 года в Мюнхене временно запрещено строить здания выше Фрауэнкирхе. После окончания строительства (с 1468 по 1525 год) в Соборе могли найти себе место до 20,000 прихожан, при том что в то время население Мюнхена составляло всего 13,000 человек. Сейчас Собор вмещает около 4,000 человек сидя, благодаря установленным там в последние годы лавкам.

Фрауэнкирхе, конец XIX века

Фрауэнкирхе, конец XIX века

Внутри Собор не произвел впечатления огромного сооружения, так как 22 колонны, поддерживающие крышу, создают иллюзию значительно меньшего пространства. Скромной внешней архитектуре соответствует и довольно строгое внутреннее убранство. Более всего меня заинтересовал кенотаф (надгробный памятник в месте, которое не содержит останков покойного, своего рода символическая могила) Императора Священной Римской Империи Людвига IV из баварской династии Виттельсбахов:

Он жил в XIV веке и ничем особенным не прославился, но в Баварии его, естественно, чтят, как единственного представителя этой страны на престоле Первого Рейха. В Мюнхене есть и памятник Людвигу IV, так что для полноты картины приведу его изображение:

Еще меня впечатлило Распятие высотой метров 8, подвешенное на длинных веревках к потолку:

А также почему-то запомнились многочисленные, в основном изрядно потертые книжки с нотами, предназначенные для прихожан.

При посещении этой церкви я испытал чувство неловкости, из-за чего осматривал ее бегло. Это было вызвано не ощущением того, что я был там чужой (вовсе нет!). Просто церкви в Баварии, что важно подчеркнуть, прежде всего места для молитв и служб. Мне было неудобно разгуливать по храму с развлекательными целями, скрипеть и стучать обувью и пялиться на окружающие предметы. При том, что в этот момент несколько человек молились на коленях, а некоторые (кстати, молодые женщины из Африки) плакали.

Под конец — немного о дьявольщине. В порядке курьеза, естественно. В Фрауэнкирхе есть «след дьявола»; правда, тот, кто ожидает увидеть отпечаток ужасного копыта или чудовищной лапы, будет разочарован. На самом деле это след обутой в ботинок человеческой ноги приблизительно 45-го размера:

Видимо, это все-таки след ноги мужчины, так что для феминистской религии — в самый раз!

Согласно легенде (одной из многочисленных версий, точнее), архитектор Йорг фон Хальспах заключил договор с дьяволом. Дьявол пообещал, что не будет мешать строительству Собора при одном условии — храм должен быть без окон, но при этом быть освещенным. Талантливый архитектор схитрил: построил храм так, что при входе в него окна не видны, а весь интерьер залит ярким солнечным светом. Он умудрился скрыть источники освещения, окна спрятал в нишах, где помещаются капеллы, и загородил толстыми колоннами. После окончания строительства дьявол прилетел верхом на ветре, привязал его вокруг башен здания и вошел внутрь. В первый миг ему показалось, что здание и впрямь без окон, но, сделав один шаг, он увидел обратное. Разозлившись, черт превратился в вихрь и попытался сорвать здание, но, не справившись, умчался прочь.

Существует поверье, что тот, кто наступит на «шаг черта», отдаст ему свою душу. Я в это никак не могу поверить, поскольку дьявол всегда душу получает от человека по его доброй воле (часто обманом, но все же всегда есть некий договор). Есть и другой вариант легенды — если на след встать, то целый год не будет проблем, вызываемых дьявольскими кознями. Кому что, как говорится…

Новая Ратуша: шедевр неоготики и чудесные часы

Это архитектурное украшение площади Мариенплац появилось в результате строительства в 1867–1909 годах. Своим появлением на свет оно обязано приказу Короля Баварии Людвига I.

Новая мюнхенская Ратуша, конец XIX века

Новая мюнхенская Ратуша, конец XIX века

Как и во многих крупных европейских городах, в Мюнхене две ратуши — Старая (где находится Музей игрушек) и Новая. Новая весьма сильно превосходит Старую размером, что вполне естественно — с XV по XIX век город значительно увеличился, так что было востребовано новое административное здание.

Центральную часть здания в стиле неоготики (кирпич с украшениями из неотесанного камня, западный блок с башней из раковистого известняка) образует 85-метровая башня:

На фасаде здания протяженностью около 100 метров размещено великое множество декоративных элементов. Здесь фигуры и орнаменты баварских герцогов, князей, Королей, аллегорий, легендарных персонажей и святых. Скульптуры этих государственных мужей показались мне в основном довольно заурядными (тем более я почти никого не знал; да и не стремился вникать), а вот некоторые другие фигуры заинтересовали.

Например, изображение женщины как будто бы довольно простого вида:

Курьезный чертенок:
Колоритная фигура некоего дракона:

В немецкой Википедии есть статья об этом существе, но смысл мне недоступен; а аналога на английском языке нет. Ясно только, что дракона зовут Вурмек, от немецкого Wurm — червь, Ecke — угол. Фигура висит на углу здания, так что тут все просто. И еще есть какая-то связь с мюнхенской легендой о танце бондарей, о которой чуть позже.

Главная достопримечательность Новой Ратуши — большие художественные часы Глокеншпиль:

Ежедневно в 11 часов (с мая по октябрь также в 12, 17 и 21 час) происходит звон 43 колокольчиков, а 32 фигуры почти в человеческий рост представляют сцены из истории города. Верхняя часть часов показывает свадьбу герцога Вильгельма V (он же основал знаменитый Гофбройхаус, который, к слову, мне очень не понравился) с Ренатой Лотарингской. Турнир устраивают рыцари из Баварии (с бело-голубым знаменем) и Лотарингии (с бело-красным знаменем); первый, естественно, всегда побеждает.

Нижняя часть — танец бондаря. По легенде, в 1517 году на Мюнхен обрушилась эпидемия чумы. Бондарям было поручено танцевать на улицах, чтобы внести свежую силу жизни в эту ужасную ситуацию (которую, как я подозреваю, вышеупомянутый Вурмек и олицетворял). Они подчинились приказу герцога, и с тех пор их танец символизирует непоколебимость людей и их преданность властям в трудные времена. По традиции представление с танцем бондарей разыгрывается каждые 7 лет (в том числе в 2012 году).

Все шоу длится 12–15 минут. В конце его трижды чирикает маленькая золотая птичка на вершине Глокеншпиля.

Луг Терезы и монументальная статуя «Бавария»

Одна из самых знаменитых и всемирно популярных достопримечательностей Мюнхена — поля Терезиенвизе (визе по-немецки означает «луг»). Для ее характеристики достаточно сказать, что здесь проводится Октоберфест, и все становится ясно. Конечно, 1 сентября (день, когда я там был) до праздника было еще довольно далеко, но уже велись работы по установке аттракционов и инсталляций (не знаю, как назвать это, поэтому использую сие модное словечко), связанных с различными пивными компаниями. Например, колонна с восседающим львом, держащим в лапе кружку, сообщает о марке «Левенброй»:

марширующая группа толстых кельнерш с кружками пива — о марке «Пауланер»:

толстый монах добродушного вида символизирует марку «Аугустинер», и так далее. Кстати, написав название этой марки пива, вспомнил небольшой курьез. За главным железнодорожным вокзалом я прошел по довольно длинной улице, где чуть ли не на сто метров тянулось здание пивоварни «Аугустинер». Хотя, честно говоря, сейчас точно не скажу — может, это была пивоварня «Францисканер» или еще какого-то духовного ордена. Не важно. Эти метры показались мне адом: пришлось преодолевать их чуть ли не бегом — из всех ужасных зловоний, что мне довелось слышать в жизни, запах от пивоварни был одним из худших.

Но вообще-то к этому напитку я отношусь позитивно: хорошо сваренное пиво — подлинный нектар северных богов; и никогда не упускаю возможности опробовать его в зарубежных поездках.

Тем более, думаю, не зря люди на один день приезжают в Мюнхен на Терезиенвизе с других краев света, только чтобы увидеть Октоберфест.

Моей конечной целью прогулки в тот день была статуя Tellus Bavarica («Мать Бавария»):

Монумент был построен по заказу Короля Людвига I в период 1843–1850 гг. Высота бронзовой статуи составляет 18.5 метров (а еще надо добавить внушительный постамент), масса 87 тонн. Внутри находится лестница с 66 ступенями, по которой можно добраться до смотровой площадки в голове статуи и оттуда осмотреть окрестности. К сожалению, я об этом не знал, поэтому не воспользовался удачной возможностью (таковы фатальные последствия плохой подготовки — сколько потерь происходит лишь из-за того, что чего-то не узнаешь заранее). Интересно, что первоначально эскизный проект «Баварии» предусматривал древнегреческий стиль (нечто среднее между Афиной и амазонкой), однако скульптор Людвиг Шванталер изменил дизайн, придав ему романтические германские черты — убрал шлем, заменил лавровый венок дубовым, греческую одежду — медвежьей шкурой, копье — мечом, и добавил обязательного баварского льва. Такая «Бавария» мне куда более по душе (я в принципе против античного греческого стиля ничего не имею, но всему свое место; здесь это было бы неуместно). Кстати, в Мюнхене я проживал на улице Шванталерштрассе — бесспорно, в том, чтобы давать названия улицам в честь таких людей, есть справедливый смысл.

«Бавария», конец XIX века

«Бавария», конец XIX века