Каменные узоры пекинских храмов Тяньнин (Небесной Безмятежности) и Чжэньцзюэ (Алмазного Трона)


В китайской культуре есть важный термин — 文 («вэнь»). Он имеет большую многозначность: узор, знак, письменность, иероглиф, культура и др. Можно без преувеличения сказать, что это основа китайской цивилизации. Именно слово «узор» я взял в заголовок статьи, рассказывающей о моем посещении двух храмов в Пекине.

Храм Тяньнин

Тяньнинсы (天宁寺 Tiānníng sì) — действующий буддистский храм в пекинском районе Сичэн. Это не столь выдающаяся достопримечательность столицы Китая, но я советую при возможности посетить ее. Это можно совместить с посещением даосского храма Белого Облака (Байюньгуань), от которого, если хорошо сориентироваться, можно дойти пешком за 20–25 минут.

История храма восходит к Императору Вэнь-ди (文帝 Wéndì) династии Сун; правил 581–604. Он приказал построить 13 пагод в 13 провинциях Китая, в том числе храм Тяньнин (Небесная Безмятежность). В 602 году в храмах были размещены многочисленные буддистские реликвии. Пагода современного вида была возведена при киданьской династии Ляо в 1100–1119/1120 годах. 13-этажное строение высотой 57.8 м не имеет внутренней полости.

Пагода имитирует стиль старинных деревянных пагод, характеризующихся использованием доугунов (декоративное крепление балок). Она стоит на широкой восьмиугольной платформе из камня и кирпича, которая олицетворяет гору Ме́ру. Сумеру, или «благая Меру» — священная гора в космологии индуизма и буддизма, где она рассматривается как центр всех материальных и духовных вселенных. В Пуранах описывается, что ее высота составляет более миллиона километров.

Пагода имеет декоративную веранду с перилами. Стоит отметить декоративные порталы и изображения буддистских небесных стражей (Локапала), выполненных в китайском стиле.

Пагода великолепно сохранилась с XII века, но землетрясение 1976 года уничтожило шпиль пагоды. Сейчас шпиль отремонтирован. Храм многократно перестраивали при династиях Мин и Цин. Выдающийся искусствовед Лян Сычэн (1901–1972) называл пагоду храма Тяньнин чистым примером средневековой китайской архитектуры.

Основным декором пагоды являются фигуры на каждой из восьми ее сторон. Это ваджрапани (защитником Будды и символом его могущества), бодхисаттвы (спасители от страданий), дэвы (множества разнотипных существ, более сильных, долгоживущих, и более удовлетворенных жизнью, чем люди) и наги (змееподобные мифические существа в индуизме и буддизме).

Из них сохранились в достаточно хорошем состоянии только две фигуры на одной стороне:

Остальные в той или иной степени разрушены.

Пьедестал пагоды тоже богато декорирован, и тоже подвергся значительным деформациям.

Ограждение вокруг пагоды украшено разноцветными флажками:

В расположенных на территории храма помещениях можно полюбоваться на многочисленные статуи будд и бодхисаттв.

В Зале Великого Героя стоит статуя будды Амитабхи, сделанная сделана из древесины наньму «Золотой Шелк». Наньму (楠木 nánmù) — особый тип древесины, использовавшийся в Китае для строительства и скульптуры. Это стволы вечнозеленых деревьев (например: кедр, лавр, красное дерево) не менее метра в обхвате и высотой не менее 35 метров. Устойчивы к перепадам влажности и температуры.

Высота статуи будды Амитабхи — 5.8 м; лотосный трон имеет 1.1 м, каменный трон 1.1 м. А вся композиция возвышается на 13 метров.

Внутри фотографировать нельзя, но я все же взял грех на душу и нарушил запрет ради того, чтобы запечатлеть эту изумительной красоты картину:

В буддистской школе Чистой Земли особенно важны понятия двух раев. Они представлены здесь двумя павильонами [сфотографированы только центральные фигуры].

Павильон Трех Святых Восточного Рая — в середине будда медицины Бхайшаджьягуру, Владыка Лазуритового [Бериллового] Сияния (по бокам будда Лунного Света и будда Солнечного Света):

Павильон Трех Святых Западного Рая — в середине будда Амитабха (по бокам бодхисаттва Авалокитешвара и бодхисаттва Махастхамапрапта):

Монахи:

Интересные фигуры:

И последний взгляд на величественную пагоду Храма Небесной Безмятежности Тяньнинсы:

Храм Чжэньцзюэ

Напротив северо-западных ворот Пекинского зоопарка расположен недействующий храм [Великого] Алмазного Трона Чжэньцзюэ — [大]真觉寺 [Dà] Zhēn jué sì. Не путать с Храмом Истинного Прозрения Чжэнцзюэ (正觉寺 Zhèng jué sì), который находится на территории парка Старого Летнего дворца Юаньминъюань.

Вход на территорию храмового комплекса отмечен орнаментированными колоннами. Они называются хуабяо (华表 huábiǎo); служили маркерами входом во дворцы, мавзолеи и т.п. Обычно их венчали фигуры под названиями дэнлун (蹬龙 dèng lóng) или хоу (犼 hǒu) — несущий/голова дракона. Здесь же каменная черепаха.

Чжэньцзюэ интересен тем, что является одним из шести существующих в Китае храмов архитектуры Алмазного Трона.

Храм построен на квадратном основании, называемым «Ваджрным (или Алмазным) троном», высотой 7.7 метров. Винтовая лестница ведет на возвышение с площадкой, где находятся пять пагод и покрытый стеклом павильон. Каждая пагода прямоугольная в плане. Четыре пагоды находятся по углам «трона», и пятая в центре. Угловые пагоды имеют по 11 карнизов, а центральная — 13. Высота храма от основания до шпиля центральной пагоды составляет 17 метров.

Храм построен из кирпича и белого мрамора, в камне было много железных примесей, которые, окисляясь, добавили храму рыжего цвета.

Четыре стены храма украшены вырезанными буддами, дхармачакрами, животными (слоны и павлины) и древами бодхи, а также текстами сутр.

Пять пагод символизируют пять Дхьяни-будд, которые символизируют собой пять аспектов Высшей Мудрости изначального Будды (Ади-Будды). В Ваджраяне Дхьяни-будды не считаются реально существующими в пространстве и времени, они — антропоморфные символы, которые во время созерцания возникают из пустоты (шуньяты) и выполняют разные функции в процессе переоформления психики созерцающего. Сам термин образован от слова Дхья́на («сосредоточение, созерцание») — медитативное состояние, один из уровней самадхи (состояние, при котором исчезает сама идея собственной индивидуальности (но не сознание) и возникает единство воспринимающего и воспринимаемого).

Пагода «Ваджрного (или Алмазного) трона» символизирует храм Махабодхи в Индии. Ваджра — ритуальное и мифологическое оружие в индуизме, тибетском буддизме и джайнизме. Слово имеет несколько значений на санскрите: «молния» (символизирует непреодолимую силу) и «алмаз» (может резать что угодно, но не сам себя). Слово используется в буддистских священных текстах и в названиях сутр. Ваджра символизирует силу и твердость духа, а также вечность и нерушимость (например, обета).

По некоторым сведениям, проект храма разработал индийский монах–пандит (ученый–богослов) и представил его Императору Юнлэ в начале XV века. На самом деле, такая конструкция не была новшеством в Китае: на росписях ранне-буддистского храмового комплекса Цяньфодун (пещеры Могао, провинция Ганьсу), созданных при Северных династиях за 1000 лет до Чжэньцзюэ, изображены подобные храмы.

Строительство храма было отложено до 1473 года, когда уже правил Император Чэнхуа.

Кроме построек из кирпича и мрамора, в храме были и деревянные сооружения; во времена династии Мин на площадке находилось 6 деревянных залов. Храм отремонтировали при династии Цин в 1761 году; тогда залы были покрыты желтой черепицей. Храм несколько раз пострадал от пожаров, после которых уцелели только каменные пагоды.

Древнее изваяние Будды внутри храма:

Сосуд для благовоний, украшенный резными триграммами, облаками и журавлями:

Вход в храм декорирован изображениями слонов, львов (или что-то вроде того), крылатых баранов, заклинателей со змеями и царя–обезьяны (?):

Сейчас в храмовом комплексе располагается Пекинский музей резьбы по камню, ознакомиться с которым было чрезвычайно интересно. Во дворе можно посмотреть на многочисленные скульптуры и каменные стелы.

На заднем плане видны фигуры монгольских воинов (эпоха династии Юань):

Фигуры мудрецов:

Погребальное сооружение:

Стел представлено великое множество. Это древний и крайне важный компонент китайской культуры.

Обычно монумент такого типа описывается как «стела, несомая черепахой»: «гуйдо бэй» (龟驮碑 guī duò bēi). На самом деле, это не совсем черепаха, а сын дракона и черепахи, которого зовут Биси (赑屃, bìxì). Биси любят носить тяжести (идиома: 赑屃喜负重 bìxì xǐ fùzhòng), поэтому в китайской архитектуре они обычно появляются в виде исполинской ушастой, зубастой и/или косматой черепахи, несущей на своей спине стелу с важным текстом.

Традиция установления стелы на каменную черепаху началась не позднее III века от Р.Х. Но большинство биси, сохранившихся до наших дней, относятся к Минской и Цинской династий Китая, то есть XV–XIX столетиям.

Согласно правилам, утвержденным основателем династии Мин Чжу Юаньчжаном, мавзолеям мандаринов (чиновников) высших трех разрядов полагалось 6 статуй животных и стела, стоящая на черепахе и увенчанная сплетенными безрогими драконами чи (螭 chi). Представителям 4-го и 5-го разрядов также полагался биси со стелой того же типа, но лишь с 4 животными. Мандаринам низших, 6-го и 7-го разрядов ни животных, ни биси уже не полагался. Простолюдинам дозволялся лишь простой могильный камень.

В 1396 году биси стали еще более эксклюзивными. Теперь биси полагались только дворянству высших степеней: 公 — гун (герцог или князь) и 侯 — хоу (маркиз или граф), и мандаринам высших трех разрядов. При этом лишь стелы высших дворян и мандаринов первого класса были увенчаны безрогими драконами; при этом ансамбль их мавзолеев мог также включать статуи 2 человек, 2 тигров, 2 лошадей, 2 баранов, и 2 колонны. Стелы мандаринов второго разряда вместо драконов должны были увенчиваться единорогами (цилинь), а третьего — мифическими животными тяньлу (также называемый писю) и бисе.

Прочим чиновникам приходилось довольствоваться простыми стелами с закругленным верхом на четырехугольном постаменте, и меньшим (или вообще никаким) набором статуй.

Среди безмолвного недвижного царства камней бродит живой кот:

Любопытно, что у некоторых биси устрашающе раскрыты пасти (в старом Китае даже были случаи, когда на биси падало подозрение, что они съедают человеческую пищу, и люди отбивали им рты):

Резной биси вместе с таинственными текстами и чертежами:

Диковинные существа — возможно, это мифические звери бисе (辟邪 bìxié) и (или) писю (貔貅 píxiū):

Далее я обратился к музеям в помещениях. Здесь можно посмотреть на изделия из различных минералов и горных пород (их немного, кстати), а также ознакомиться с историей ремесла каменотесов и резчиков.

Группа каменных львов монгольской эпохи Юань (1271–1368):

Особое место занимает раздел, посвященный резной письменности. Латинское слово textus происходит от ткани (текстиль), а в Китае письменность очень тесно связана не только с тканью, но и с камнем. Хотя в музее представлены и атрибуты письменности на бумаге, которые произошли в результате эволюции инструментов резчиков.

Пример каллиграфии — иероглиф 虎 («ху», то есть «тигр»), написанный мастером Вэн Тунхэ (1830–1904):

В окружении работ мастеров находятся карандаши для детской практики:

Текст Лао-цзы «Книга пути и достоинства» (Дао дэ цзин 道德經 dào dé jīng):

Вернувшись на улицу, я прошелся по лабиринту табличек с иероглифами:

Созерцание набора животных немного утешило мою печаль, вызванную тем, что мне не удалось пройти по Священному пути Шэньдао (神道 Shéndào) у Тринадцати Гробниц династии Мин:

Пришла пора покидать гостеприимный храм Чжэньцзюэ. Прощальный взгляд на прекрасное здание и величественные каменные скульптуры: