Погружение в триллер–квест — игра Scratches


Вы знаете, что такое страх? Не тот обыкновенный страх, который мы испытываем при мысли, что нас могут оскорбить, обидеть, убить — но леденящий ужас, жалкая бессильная дрожь, которая охватывает нас в присутствии чего-то невидимого…

Редьярд Киплинг. «Мое собственное персональное привидение. Правдивая история».

Эту цитату я выбрал в качестве эпиграфа для небольшого рассказа об игре Scratches, выпущенной аргентинской компанией Nucleosys в 2006 году. Страх является доминантой этой игры. Его нагнетанию служит, во-первых, зловещая экспозиция (часть произведения, которая предшествует началу сюжета — в данном случае это легенда, которая задает логическую смысловую направленность игрового процесса). Во-вторых, напряженная атмосфера, создающая ощущение близости грозы. Сама гроза, конечно, тоже будет; ей предшествует несколько острых драматических моментов, включая тревожные сны главного героя. Все это происходит в уединенном доме под серым мрачным небом — в месте, где царят дождь и ветер.

Краткие сведения о сюжете

Игра напоминает книгу, которой компьютерные средства придают визуализацию, анимированность и, главное, интерактивность. Какого-то особого «экшна» тут нет; тем не менее, игра, на мой взгляд, представляет собой прекрасный образец сочетания жанров мистики, квеста–детектива и триллера, местами граничащего с хоррором. Я предпочту использовать перевод названия во множественном числе — «Шорохи», хотя для локализации на русском языке почему-то выбрали название «Шорох».

«Шорохи» основаны на принципе пиксель–хантинга, то есть процессе поиска выхода из ситуации, когда активная зона (например, предмет, на который нужно нажать мышью, чтобы подобрать или рассмотреть его) оказывается настолько маленькой или незаметной, что ее приходится искать «методом тыка». Частично пиксель–хантинг нивелируется тем, что при наведении на активный объект указатель меняет внешний вид (становится лупой), а масштаб объекта увеличивается. Это особенно интересно потому, что игра исключительно насыщенна примечательными предметами, изучение которых (не обязательно в прагматических целях прохождения квеста) очень увлекательно. Но об этом чуть позже.

Для начала вкратце о сюжете. Надо отметить, что дух и идеи игры «Шорохи» в значительно степени навеяны литературой сверхъестественного, или в английском аналоге — weird fiction. Есть также отсылки на кино и другие игры. Действие происходит в викторианском поместье Блэквуд близ городка Ротбери в английском графстве Нортумберленд. Это уже наводит мысль в определенном направлении — ведь английский писатель Алджернон Блэквуд был одним из наиболее выдающихся мастеров weird fiction, ее классиком. В октябре 1976 года в поместье приезжает его новый владелец, купивший старый дом с целью уединиться для творческой деятельности. Новым владельцем является начинающий писатель Майкл Артхейт, автор романа «Исчезающий город» (отсылка к английской игре Dark Fall в жанре хоррор–квеста). Успех первого произведения привел к ожиданию новых романов, для работы над которыми Артхейту нужна спокойная изолированная обстановка. Кстати, фамилия главного героя — Arthate — не случайна. Это своеобразная аллюзия на американского писателя Говарда Филлипса Лавкрафта, короля литературы ужасов. Arthate – Lovecraft: первые два компонента имени являются антонимами, вторые почти синонимами. Эта игра слов явно отсылает к творчеству Лавкрафта — несомненно, вдохновителя создателей «Шорохов». К слову, имя Лавкрафта написано на обложке книги Майкла Артхейта (в одной из маленьких рецензий; там же говорится об английском фильме 1973 года «Плетеный человек», который прославился в жанре темной мистики и фольк–хоррора (в нем показаны языческие обряды изолированной общины где-то на маленьком острове у побережья Шотландии). И еще нужно упомянуть найденные главным героем в поместье книги — «Некрономикон» Абдула Аль-Хазреда и «Тайны червя». Первую ввел в weird fiction не кто иной, как Лавкрафт; а вторая книга есть прямая отсылка к трактату De Vermis Mysteriis, принадлежащему перу вымышленного Лавкрафтом и его другом Робертом Блохом немецкого исследователя оккультизма Людвига Принна.

И отдельного уопминания заслуживает тот факт, что в библиотеке поместья главный герой замечает книгу «Алеф» — так называется один из наиболее значимых рассказов Хорхе Луиса Борхеса, великого аргентинского Мастера Слова.

Расследование

Действие игры заключается в последовательном изучении обстоятельств жизни предыдущих владельцев поместья. Дом раньше принадлежал семье Блэквудов, глава которой был преуспевающим инженером-строителем, некоторое время работавшим в Африке. Оттуда он привез коллекцию экзотических предметов, включая жуткую ритуальную маску. Эта магическая маска раньше питала некое загадочное племя энергией зла и насилия. Маска является одним из центральных звеньев в сюжетной цепи. Но не единственным. И первой загадкой дома, зацепившей внимание его нового хозяина, является тот факт, что Джеймс Блэквуд был обвинен в убийстве своей жены. В чем причина?

Дальше возникают новые тайны. Кто-то или что-то скребется и шуршит по ночам в подвале; звуки, доносящиеся по каминным трубам, пугают Майкла Артхейта и одновременно вызывают непреодолимое желание разобраться — в такой степени, что он сам влезает в эти трубы. Он обнаруживает маску, а также потайную комнату, которая, судя по предметам в ней, служила детской. Но почему она была замурована? По ходу расследования постепенно нагнетается атмосфера триллера… И хотя страшных моментов в игре всего несколько, но, во-первых, они действительно жуткие, а, во-вторых, ожидание само по себе тревожно.

Надо сказать, что процесс игры (квеста–расследования) по большей части неспешен, и кому-то это может показаться скучным и утомительным. Да, игра может утомить, так как поиск нужных деталей порой очень сложен и представляет собой решение тяжелых головоломок. Необходима экстраординарная внимательность и использование методов не самой обычной логики. Я думаю, не стоит сильно ломать себе глаза и голову — в экстренных случаях лучше воспользоваться советами, чтобы не мучиться. Но не стоит лишать себя возможности рассматривать детали обстановки. Дом очень красивый, несмотря на следы разрухи из-за нескольких лет отсутствия ухода. Интерьер прописан просто великолепно; изучать его интересно и познавательно (не лишне узнать подробнее, как выглядит снаружи и изнутри викторианский особняк, а также прилагающиеся к нему парк-сад, часовня, оранжерея и склеп).

Картины в игре

Особенное внимание привлекают картины. Их много (по-моему, даже неестественно много), и они весьма разнообразны. Думаю, во многих есть скрытый смысл, характеризующий таинственную и мрачную атмосферу и идею игры; правда, понять это трудно, так как лично я не являюсь знатоком изобразительного искусства. Мне известны только три, и то две из них я узнал благодаря описаниям в интернете.

Это, во-первых, две картины (само собой, копии) знаменитого фламандского живописца Питера Брейгеля Старшего — «Притча о слепых» (очевидный намек на то, что главному герою предстоят трудные «слепые» поиски разгадки тайны этого дома) и «Безумная Грета». Эту картину я подчеркну особо:

В основу фантасмагорической композиции картины положена народная легенда позднего Средневековья о безумной, неистовой старухе–ведьме; она отличалась воинственным характером, и ее именем пугали маленьких детей. Картина, написанная Брейгелем, превосходит самые страшные сказки, это одно из наиболее загадочных произведений художника. Ее содержание истолковывали как попытку Брейгеля показать Конец Света, круговорот вещей, «переход одного состояния в другое» — органического в неорганическое, жизни в смерть и добра в зло, круговорот жизни и «перевернутый мир», торжество безумия… Наличие этой картины на стене в доме, конечно, не случайно.

Во-вторых, в доме висит картина «Руки противятся ему» американского художника Билла Стоунхема, написанная в 1972 году (кстати, не понятно, как она могла появиться здесь, учитывая, что трагедия семьи Блэквудов произошла в 1963 году, а следующий владелец — друг семьи доктор Кристофер Милтон — продержался в поместье недолго и исчез). Художник говорил, что на картине изображен он сам в возрасте пяти лет; дверь — представление разделительной линии между реальным миром и миром снов, а кукла — проводник, который сможет провести мальчика через этот мир. Руки представляют альтернативные жизни или возможности.

Мало кто из увидевших эту картину не отмечает жуткого впечатления, которое она производит. «Руки…» стали городской легендой, согласно которой эта картина способна дурно влиять на людей. Якобы ее персонажи могут двигаться по ночам и даже «покидать» свое пространство, вторгаясь в нашу реальность. Так это или нет, но поскольку в «Шорохах» картина вывешена в одном из центральных мест дома, смотреть на нее приходится очень часто, и это нервирует.

Забавно, что неподалеку от этой картины в коридоре висит изображение Ктулху — одного из ключевых персонажей литературной мифологии, созданной Лавкрафтом:

Дополнение «Последний визит»

Не буду пересказывать весь сюжет, чтобы не лишать читателя интриги. Акцентирую внимание еще на одном важном обстоятельстве. Помимо основного модуля игры существует также дополнение под названием «Последний визит». Его действие происходит примерно через 5 лет после главных событий, и протагонистом–исследователем является безымянный журналист, которому поручено сделать репортаж (с очевидным расчетом на обнаружение ранее неизвестных сенсационных деталей) о подготовленном к сносу особняке Блэквуд. Поместье подверглось нашествию мародеров, но его тайна жива…

В дополнении дается альтернативная интерпретация загадки и трагедии семьи Блэквудов. Но ее не стоит рассматривать как противоречащую мистической трактовке. Злые чары древней африканской магии встречаются и сплетаются воедино с вредным воздействием западной фармацевтики (журналист находит в доме упаковку от таблеток с талидомидом — этот реально существовавший в 1950–60-е годы снотворный препарат разрушил много судеб), создавая чудовищный аккумулированный эффект.

В завершение обзора игры «Шорохи» хочу дать исключительно высокую оценку музыкальному сопровождению, написанному композитором с псевдонимом Cellar Of Rats («Подвал с крысами»). Саунд–трек служит превосходным средством нагнетания страха и безусловным украшением игры.