Тройная нидерландская эссенция — сырный Эдам, сельдяной Энкхёйзен и мельничный Зансе-Сханс


Эдам

Нидерландский город Эда́м (Edam) находится в тени своей гораздо более знаменитой и притягательной для туристов соседки — деревни Волендам. Но мое знакомство с Волендамом сосредоточилось в основном на гастрономическом и коммерческом аспектах, в результате чего, перефразируя известное выражение из басни, «Волендама-то я и не приметил». Однако меня это не огорчило, так как оное упущение с лихвой компенсировалось посещением великолепной деревни Маркен. К тому же мне очень понравилась экскурсия по Эдаму, о которой я решил обязательно рассказать. На мой взгляд, именно в лишенном суеты Эдаме легче познать душу старинной нидерландской провинции.

История Эдама, как и многих других городов Голландии, начинается с речной дамбы — в данном случае на реке Э, каковая и дала название городу. Нынешнее население составляет около 7 тысяч человек. Эдам известен со второй четверти XIII века. Статус города Эдам получил в 1357 году. К XVI веку Эдам стал одним из крупнейших судостроительных центров Северной Голландии, но к концу следующего века судостроение здесь пришло в упадок. Эдам превратился в тихое голландское захолустье, с которым мне предстояло познакомиться в течение примерно часовой прогулки. По ее итогам я сохранил в своем сердце глубокую приязнь к этому милому городку.

Эта приязнь возникла, пожалуй, не с первого взгляда. От начальных пейзажей Эдама — узких каналов и маленьких домов — впечатление было спокойно-позитивным.

А вот мой второй взгляд пал на такие объекты, которые сразу вызвали сильную симпатию. Это чайные домики, которые возникли в Эдаме в XVIII–XIX веках. Они служили показателем праздности (то есть богатства) тех его зажиточных жителей, для которых Эдам стал местом спокойного обитания.

Подкупающая атмосфера праздности еще более усилилась благодаря элегантным зонам отдыха и придомовым садикам на набережных каналов.

Далее экскурсия вышла на улицы Эдама. Для них характерны классический архитектурный стиль Северной Голландии и обилие цветов.

Первой целью и ориентиром прогулки стала церковь Богоматери с карильоном.

Церковь Богоматери была основана в первой половине XIV столетия и по причине ветхого состояния в 1883 году по большей части снесена. Сохранилась лишь карильонная башня (Speeltoren), датируемая XVI веком.

Здание этой башни примечательно тем, что вследствие не очень удачно выполненных в 1972 году ремонтных работ она утратила перпендикулярность к земной поверхности, из-за чего возникла угроза обрушения. Затем башню надежно укрепили.

Карильонную башню в Эдаме видно практически отовсюду, даже если обзор заслоняют деревья.

Замечательным украшением ограждения церкви Богоматери являются шары из цветного стекла.

Неподалеку находится городская ратуша (ныне это администрация муниципалитета Эдам–Волендам).

Ратуша построена в 1737 году и заметно выделяется своей массивностью, резко контрастирующей со скромным масштабом застройки Эдама. В оформлении портала с тяжелыми двойными дверями и окаймлением из песчаника использован нетипичный для голландской глубинки помпезный стиль Людовика XIV. Общую картину завершает крупная деревянная башня. На фасаде ратуши изображен герб Эдама с датой 1737.

герб Эдама

герб Эдама

Будучи любителем геральдики, не могу не развить эту тему. В городе мне попался на глаза также другой рисунок герба Эдама, который содержит несколько «неканонических» элементов декоративного назначения — я имею в виду корону с венком и держателей, коими являются мужчина и женщина в одеждах XVIII столетия.

Самое интересное, что может создаться впечатление, будто на этом рисунке изображена корова — очень уж явно на животе просматривается вымя. Но официально герб Эдама представляет собой изображение черного быка на зеленом лужке (бык — то, что это именно бык, хорошо виден на верхнем снимке — символизирует смелость и стойкость средневековых жителей города); сверху три золотые звезды, которые олицетворяют власть Папы Римского, Императора и христианских догматов. Впервые он появился в далеком 1361 году. С 1626 года держателем герба (сзади) является медведь, но в некоторых версиях, в том числе той, что демонстрируется на здании ратуши, его заменяет лев.

В Эдаме, как и во всех старинных европейских городах, немало геральдических изображений. Также мне попался на глаза герб, который, как я предполагаю, связан с нидерландским статхаудером (правителем) Мауритцем Оранским (1567–1625), мать которого была дочерью курфюрста Саксонии Морица. В центре виден щиток с рутой — саксонским символом. Среди титулярных символов Мауритца были: золотая поперечная полоса в алом поле — Шалонский дом; труба-рожок — Оранское княжество; синие и золотые квадраты — средневековое графство Женева; а также составной герб графства Нассау-Дилленбург: золотой лев в синем поле — германское графство Нассау, алый лев в золотом поле — германское графство Катценельнбоген, красная-белая-красная полосы — графство Вианден (в современно Люксембурге), два золотых леопардовых льва в алом поле — германское графство Диц.

Площадь возле ратуши:

Еще одно настенное барельефное изображение знакомит гостей Эдама с весьма примечательным мифологическим персонажем.

В Эдаме бытует легенда о местной русалке. По преданию, во время наводнения в апреле 1304 года жители расположенного неподалеку от Эдама поселка Пурмер нашли женщину, обитавшую в морском заливе Зёйдерзе. После того, как были восстановлены дамбы, она больше не смогла возвратиться в море. Местные жители очистили ее от водорослей и доставили в Эдам, где обучили навыкам и устоям человеческой жизни. Молва разошлась столь широко, что о русалке узнали в Харлеме, жители которого привезли ее к себе. Несмотря на то, что русалка по-прежнему страстно желала вернуться в море, она так и осталась жить на суше. Ее похоронили в Харлеме как христианку. В другой версии легенды фигурирует какое-то другое, более диковинное морское существо.

Теперь обращусь к, несомненно, главному атрибуту Эдама, благодаря которому об этом городке знают во всем мире. Это, конечно, сыр.

В 1526 году Император Карл V даровал Эдаму право на еженедельное проведение сырных ярмарок. Они проводились вплоть до 1922 года, когда экономические трудности привели к тому, что от них пришлось отказаться. С 1989 года в Эдаме стали проводиться сырные представления для туристов; их можно увидеть по средам в июле и августе.

На здании, к которому «приурочен» эдамский сыр, имеются изображения герба города (1778 год) и двух человеческих фигур, связанных с сыроделанием. Слева надпись Handel, то есть «Торговля», справа надпись Nijverheid, то есть «Промышленность» (в данном контексте скорее «Производство»).

Наконец, экскурсия завершается на окраине Эдама, где стоит большая церковь Святого Николая (Sint-Nicholaaskerk).

За свой размер она также называется в просторечии Гроте-керк и была построена, вероятно, в начале XV века. В 1602 и 1699 годах церковь сильно пострадала от пожаров, из-за чего, когда ее реконструировали в 1701 году, высота башни значительно уменьшилась. Интересно то, что эдамская Гроте-керк является одной из крупнейших трехскатных церквей в Европе.

В завершение мне остается окинуть взором окрестности Эдама, где на лугах меж каналов пасутся коровы.

Энкхёйзен

В небольшом городке Энкхёйзене (Enkhuizen), что расположен в провинции Северная Голландия, я находился совсем недолго, так как это был лишь транзитный пункт на пути в живописную деревню Гитхорн. Было бы лучше, конечно, уделить Энкхёйзену намного больше времени, так как здесь находится крупный музей народного быта Северной Голландии. Но раз уж не было такой возможности, я решил сконцентрироваться на какой-то одной черте этого очаровательного городка. Поскольку в сферу моих интересов входит геральдика, таковым аспектом стал герб Энкхёйзена. Его нельзя назвать выдающимся с художественной точки зрения, но, на мой взгляд, этот герб является очень показательным и характерным для Нидерландов, изображая один из гастрономических символов этой страны.

Население Энкхёйзена составляет около 18 тысяч жителей. Он получил статус города в апреле 1355 года. В середине XVII века (золотая голландская эпоха) Энкхёйзен достиг пика своего развития, став одним из главных портов в Нидерландах. Однако по разным причинам, в том числе из-за заиливания гавани, город утратил свое значение, уступив Амстердаму.

Свой иллюстрированный рассказ об Энкхёйзене начну как раз с его небольшой гавани.

Гавань Энкхёйзена интересна тем, что здесь находится одна из самых ярких и запоминающихся достопримечательность города — портовые ворота Дроммедарис (Drommedaris).

Название этого объекта происходит от нидерландского слова dromedaris, означающего одногорбого верблюда дромадера (дромедара). Это объясняется схожестью формы башни со спиной оного животного.

Ворота Дроммедарис были построены, начиная с 1540 года. Современный вид приобрели в 1657 году. Они служили южным входом в Старую гавань, также исполняя защитную функцию. В настоящее время используются как культурный центр.

На стене Дроммедариса я впервые увидел герб Энкхёйзена, несущий дату 1540 год. К описанию герба я обращусь несколько позже.

Пока рассмотрю еще несколько примечательных городских объектов. Естественно, к таковым относятся церкви. Все они имеют весьма почтенный возраст, и вообще нужно подчеркнуть, что ощущение старины в Энкхёйзене не оставляет ни на мгновение.

«Луковичный» медный купол имеет башня Южной церкви (Зёйдеркерк), посвященной раннехристианскому святому мученику Панкратию Римскому. Она датируется XV–XVI веками. Башня имеет высоту 75 метров, а часы на ней в диаметре 183 сантиметра и весят почти 4 тонны. На башне установлены 20 колоколов, созданных в XVII веке величайшими нидерландскими карильонными мастерами Питером и Франсуа Хемони (французского происхождения).

Еще одна крупная церковь называется Вестеркерк (Западная) и посвящена святому Гуммеру Лиеррскому (717–774).

Строительство нынешней церкви началось около 1470 года, а прежде на этом месте уже в начале XIII века существовала церковь или часовня.

Неподалеку стоит дом 1616 года с фантастически шикарным фасадом:

Поиск таких экстраординарных домов в Энкхёйзене — занятие исключительно увлекательное и при этом совсем не сложное. Просто пройдусь по одной из улочек:

И обнаруживаю среди вполне тривиальных зданий еще один чудесный фасад — на сей раз 1617 года и со множеством геральдических и прочих живописных украшений. Наверху снова вижу герб Энкхёйзена. Несколько ниже слева находится герб графства Голландия (алый лев)

Еще один дом с гербом города:

И снова герб Энкхёйзена (его главный элемент), но внимание привлекает не он, а две фигуры на воротах. В свое время их комплекция (которую определяли понятием «дородная», что являлось синонимом достойности) наверняка вызывала зависть; сейчас, конечно, вряд ли.

Наконец, завершу тему герба Энкхёйзена взглядом на сооружение под названием Купорт.

Купорт (Koepoort, то есть «Коровьи Врата») — городские ворота, которые использовались в качестве главного западного входа в Энкхёйзен и служили частью старых фортификационных сооружений. Купорт построен в 1649–1654 годах. В 1730 году ворота были покрыты куполом, в 1793 году установлены часы. С 1987 года Купорт украшает статуя Стедемагд (Stedemaagd), то есть Городской Девы. Она несет герб Энкхёйзена.

История герба Энкхёйзена отсчитывается с 1355 года (старейшее изображение на печати известно с 1361 года). Современный вид герб приобрел в 1816 году по указанию Высшего Совета Знати. Большую роль в формировании окончательного дизайна герба сыграли картографы, активно занимавшиеся художественным творчеством.

На щите лазурного цвета изображены три смотрящих направо серебряных сельди. Сельдь для голландцев — не только важный компонент пищи, но и значительный фактор экономики и образа жизни. Над головами сельдей имеются золотые короны; над спинами — восьмиконечные золотые звезды. Короны также интерпретируются как три листа аканта, в геральдике символизирующих триумф и преодоление жизненных испытаний — шипов и колючек.

Настало время покидать Энкхёйзен. Снова прохожу в Старой гавани, откуда простирается путь к крупной водной акватории — озеру Маркермер.

Но мне предстояло не плавание, а автомобильная поездка по дамбе Хаутрибдейк. Об этой дамбе нужно сказать особо.

Предыстория ее такова. В прежние времена Энкхёйзен располагался на берегу мелководного залива Зёйдерзе (Zuiderzee, то есть «Южное море»), относившегося к Северному морю. В 1932 году залив был отгорожен от Северного моря искусственной дамбой, получившей название Афслёйтдейк. Создание этой дамбы было ответом на катастрофическое наводнение, случившееся в январе 1916 года. Залив стал озером, получившим название Эйсселмер (по названию реки Эйссел, впадавшей в залив). Озеро стало опресняться, в результате чего для сельского хозяйства и коммунальных нужд стали доступны большие объемы пресной воды.

В результате осушения части территории залива были образованы польдеры [так в Нидерландах называют осушенный и возделанный низменный участок побережья] Вирингермер, Нордостполдер, Восточный и Южный Флеволанд. На территории трех последних была образована новая (12-я в Нидерландах) провинция Флеволанд. Кстати, в Нидерландах выделяют три типа польдеров: droogmakerij (droog — «сухой»; maken — «делать») — на месте бывшего озера, залива и любого другого постоянного водоема; indijking (in — «в»; dijk — «дамба») — на месте периодически затопляемой территории: например, речного заливного луга или на дне моря, которое обнажается во время малой воды; ontginning (ontginnen — «осваивать землю, приспосабливать ее для сельского хозяйства») — на месте болота.

В 1980-х годах южная часть Эйсселмера была отгорожена дамбой Хаутрибдейк, образовав озеро Маркермер.

И напоследок добавлю еще об одном достижении голландской инженерной мысли и строительной индустрии. При выезде из Энкхёйзена можно увидеть редкое сооружение — навидук Krabbersgat. Навидуки — это своего рода «водные мосты», по которым проложены судоходные каналы.

Навидук имеет общую длину 558 м (длина закрытой части 36 м) и ширину примерно 32 м. Он соединяет озеро Эйсслемер с озером Маркермер, между которыми пролегает дамба Хаутрибдейк. Навидук был открыт в 2003 году. Он расположен над автомобильной дорогой на высоте около 11 метров.

Зансе-Сханс

Зансе-Сханс (Zaanse Schans) — музей под открытым небом в муниципалитете Занстад в Нидерландах.

Название Зансе-Сханс появилось в XVI веке, во время Восьмидесятилетней войны (освободительной войны Нидерландов против испанского господства), когда так называемые занкантеры (люди региона Зан) сопротивлялись вторжению испанских войск с помощью шанцев («сханс»)— небольших земляных фортификационных сооружений. В окрестностях Зансе-Сханс находился шанец Кальвер, который являлся крупнейшим в регионе и единственным, не захваченным испанцами.

Зансе-Сханс позволяет познакомиться с некоторым характерными аспектами хозяйства в Нидерландах, среди которых главное место принадлежит, конечно, мельницам.

К 1920 году из-за стремительно возросшей конкуренции со стороны паровых механизмов из примерно тысячи ветряных мельниц в районе Зан осталось всего около 20. 17 марта 1925 года было учреждено общество De Zaansche Molen («Мельницы Зан»), которое взяло на себя заботу о наследии этого атрибута культуры Нидерландов. В музей Зансе-Сханс было постепенно перевезено 13 мельниц, которые были тщательно отреставрированы в соответствии с аутентичными технологиями. В настоящее время на территории музея расположены образцы голландского деревянного зодчества XVII–XVIII веков. В некоторых домах расположились музеи и магазины, однако большинство из них заселены. Здания общим числом около 30 были перевезены из разных уголков страны в конце 1960-х годов. В музее можно посетить мастерскую по изготовлению традиционной голландской обуви, старинную сыроварню и мельницы.

Во время экскурсии особое внимание было уделено мельнице De Zoeker («Искатель»). На нижеследующем снимке она изображена справа.

Эта мельница была внесена в реестр города Зандейка (расположен примерно в 11 км от Амстердама) в апреле 1676 года. К 1891 году она пришла в упадок; с 1968 года находится в Зансе-Сханс. De Zoeker функционирует как маслоотжимное оборудование. В старые времена в Нидерландах в качестве сырья для производства технического масла использовались семена льна (для изготовления красок и лаков) и канолы, то есть канадского рапса (для изготовления мыла и топлива для ламп). Позднее стали применяться отходы продукции пищевых маслодельных фабрик — шелуха какао, кожура и ростки арахиса. В мельнице De Zoeker использовалось как раз арахисовое сырье.

В механизме мельницы больше всего бросаются в глаза гигантские жернова (по-голландски называются kantsten, то есть что-то вроде «боковой камень») весом 2,400 кг. Кстати, голландцы не были бы голландцами, если бы эти выставочные музейные мельницы не производили продукт, приносящий доход.

Интересно, что все мельницы имеют названия, как, например, корабли — думаю, для менталитета голландцев эти объекты имеют равную ценность и значимость.

На нижеследующем снимке изображены (слева направо): Het Jonge Schaap («Молодая овечка») — лесопилка; De Zoeker; De Kat («Кошка») — краскомольная мельница; De Gekroonde Poelenburg («Коронованный Пуленбург» [район города Зандама]) — лесопилка.

Также в Зансе-Сханс есть мельницы: De Huisman («Жилец») — мельница для производства горчицы; De Bonte Hen («Рябая курица») — маслоотжимная мельница; De Os («Бык») — маслоотжимная мельница; Het Klaverblad («Клеверный лист») — лесопилка; и несколько других.

Макет мельницы:

В Зансе-Сханс есть также несколько специализированных музеев (к сожалению, у меня не было времени на их посещение) и сельскохозяйственный зверинец, который, несмотря на свою обычность, все равно пользуется вниманием и симпатией гостей деревни.

И завершу свой краткий обзор Зансе-Сханс фотографией маленького собрата могучих мельниц, который предназначен для бесконечной перекачки воды по полевым каналам. Здесь, в музее Зансе-Сханс, он стоит на отдыхе.