Пекинский парк Бэйхай — обитель Девяти Драконов и Железной Тени


Столица Китая — город большой, шумный и суетной (или, иначе говоря, чрезвычайно активный). В таком городе естественным образом возникает желание найти тихое место для отдыха; особенно если оно еще обладает эстетическими чертами. В качестве такового я посоветую гостям Пекина общественный парк Бэйхай (北海 公园 Běihăi Gōngyuán); а моим читателям предлагаю совершить небольшую виртуальную прогулку посредством иллюстрированного рассказа.

Рекомендую посмотреть также на великолепный парк Цзиншань на возвышенности в центре Пекина.

Парк Бэйхай расположен к северо-западу от Запретного Города и служил местом уединенного спокойного времяпровождения для многих китайских Императоров. Это, очевидно, означает высокую марку, которую поддерживают и современные власти.

Для расшифровки названия «Бэйхай» разложу его на составляющие: 北 běi — север; 海 hǎi — море. Получается Северное море. Море тут, конечно, не при чем — на самом деле это относительно крупное озеро, северное в череде трех озер к западу от Запретного Города. Между прочим, и сейчас в районе этих озер находятся дома высших представителей власти Китая, что свидетельствует о высокой престижности места. Добавлю также, что 公园 gōngyuán переводится как «общественный парк» (公 gōng — общественный, общий; 园 yuán — парк/сад).

Парк Бэйхай очень популярен у столичных жителей, но давящей многолюдности я не ощутил. Напротив, было интересно наблюдать за тем, как отдыхают китайцы: кто-то танцует, кто-то поет, кто-то играет в настольные игры, кто-то объединяется в клубы любителей вязания (это только то, что я сам видел). Что ж — хороший отдых есть залог хорошей работы.

Итак, отправляюсь на прогулку по парку. Пейзаж формируют такие основные элементы, озеро, деревья, цветы, и над всем этим возвышается большая белая пагода. О ней расскажу ниже.

Цветов много, и это в начале октября:
Резные ворота, которые в Китае называются «пайлоу»:
На озере видны обширные лотосовые поля:
Единичные цветы лотосов еще можно увидеть и в октябре:

Китайцы очень заботятся о деревьях (многим из них так ли иначе придан сакральный статус); «инвалидам» положены крепкие подпорки:

Еще одна архитектурная классика Китая — лунные мостики:
Вверх к Белой Пагоде ведут многочисленные лестницы:
По одной из них я и поднялся к Белой Дагобе:

Белая Дагоба Бай Та (白塔 Bái tǎ) высотой около 36 метров была построена в 1651 году; позднее несколько раз реконструирована. Ее верхняя часть называется «Тринадцатое Небо». В Зале Благотворной Причинности хранится статуя Ямантаки (просветленное существо и одновременно гневное божество), священного хранителя Пекина.

Неподалеку стоят другие хранители города (кстати, в свете истории Пекина, малоэффективные) — пушки:
Внизу видны длинная лестница и мозаика на крыше одного из павильонов парка:

Интересная достопримечательность — стела, на которой Император Цяньлун в 1751 году написал слова 琼岛春荫 (на пиньинь: qióng dǎo chūn yìn: произносится «Цюн дао чунь инь»): «Нефритовый островок в тенистой прохладе весны» и три поэмы:

Этот Нефритовый Великолепный островок Цюнхуадао (琼华岛 Qiónghuá dǎo) является одним из главных украшений Бэйхая. Пройду к нему через большие ворота:

На Нефритовом островке я осмотрел длинную округлую галерею:
Она расписана очень красивыми картинами на разные сюжеты.

Около галереи находится ресторан, предлагающий блюда Императорской (так декларируется) кухни, который запомнился мне благодаря картине соответствующего содержания:

Романтичный вид возле Нефритового островка:
Покинув островок, я побродил по лестницам, опоясывающим окрестные возвышенности:
Возвратившись вниз на тротуар, обнаружил людей, занимающихся эфемерной каллиграфией:
По озеру плавают разного вида и размера лодки:
Ворота в Храм Небесных Царей:
Их великолепный декор крупным планом (драконы обвивают жемчужину мудрости):

Тема Небесных Царей (в китайском варианте — Императоров) меня заинтересовала, поэтому я уделю ей чуть больше внимания. Четыре Небесных Царя являются защитниками мира и борцами со злом, каждый имеет в распоряжении легион сверхъестественных существ. Они охраняют четыре континента (части света).
♦ Дэва-Царь Севера — Довэнь Тяньван (на санскрите वैश्रवण (कुबेर) Вайшравана (Кубера); по-китайски 多聞天王, на пиньинь Duōwén Tiānwáng): «Всеслышаший»; тело желтого цвета; атрибутами являются монарший зонт и мангуст.
♦ Дэва-Царь Юга — Цзэнчжан Тяньван (на санскрите विरूढक Вирудхака; по-китайски 增長天王, на пиньинь Zēngzhǎng Tiānwáng): «Выращивающий» или «Покровитель роста»; тело голубого цвета; атрибутом является меч.
♦ Дэва-Царь Востока — Чиго Тяньван (на санскрите धृतराष्ट्र Дхритараштра; по-китайски 持國天王, на пиньинь Chíguó Tiānwáng): «Управляющий Землей» или «Смотритель Земли/Мира»; тело белого цвета; атрибутом является музыкальный инструмент (типа лютни) под названием пипа.
♦ Дэва-Царь Запада — Гуанму Тяньван (на санскрите विरूपाक्ष Вирупакша; по-китайски 廣目天王, на пиньинь Guǎngmù Tiānwáng): «Всевидящий»; тело красного цвета; атрибутами являются змея, маленькая ступа и раковина.

Перед храмом стоит кадильница, обвешанная амулетами (китайцы невероятно любят такие штуки):
Зал Великого Блаженства и Предвидения:

Еще одна яркая достопримечательность — Стена (или Панно) Девяти Драконов (九龙 jiǔ lóng — Цзю лун). Глядя на него, я вспомнил рассказ «Восток и Запад» замечательного английского писателя лорда Дансени, откуда цитата:


<…> его мысли спокойно и без напряжения скользнули назад к древней истории Китая — к тем предосудительным временам, которые предшествовали наступлению мира, и даже далеко за них, к тем счастливым дням, когда боги и драконы еще обитали на земле, а Китай был молод; когда же маньчжур раскурил свою трубочку с опием, он без труда направил мысли в будущее и заглянул в те времена, когда драконы снова вернутся.


Сфотографировать Панно Девяти драконов полностью в прямой проекции оказалось слишком трудно, поэтому добавил фрагменты:

Число 9 является одним из священных в Китае. Оно связано с восемью сторонами света (четыре главных и четыре промежуточных) и центром. Китайские драконы, естественно, имели связь с этим числом. Дракон обычно описывается с помощью «девяти признаков» и имеет 117 чешуек — 81 мужскую/янскую (9х9) и 36 женских/иньских (9х4). У Дракона девять детей. Словосочетание «Девять Драконов» часто встречается в китайской культуре. Так, существуют три «Стены Девяти Драконов»: помимо бэйхайской еще одна из Стен Девяти Драконов расположена в Запретном Городе в Пекине, а третья — в Датуне (провинция Шаньси). В Китае существуют много топонимов, в которых присутствует словосочетание цзю лун. Самым знаменитым является Коулун (Кау-лун на кантонском диалекте) — полуостровная часть Гонг-Конга.

Далее на своем пути я обнаружил весьма своеобразный предмет, называемый Панно Железной Тени (铁影壁 tiě yǐng bì — Теинби). Представить себе, что это такое — задача для незаурядных умов; предлагаю попробовать осмыслить это выражение, только осторожно. На самом деле все намного проще. Это панно, реликт монгольской династии Юань, изображает какое-то жуткое существо (аллегорию тени, я полагаю), а сделано оно из железа. Получается Железная Тень:

И завершу прогулку перед храмом Малый Западный Рай (小西天 xiǎo xītiān — Сяоситянь), или Мир Сукавати (极乐世界 jí lè shì jiè — Цзилэшицзе) — по-моему, это квинтэссенция, или собирательный образ ландшафтных элементов китайского паркового искусства. Кстати, это самый большой квадроатный храм в Азии. Он был построен Императором Цяньлуном в честь своей матери Сяошэнсянь, которую очень любил:

Рядом стоит стела башни Десяти тысяч будд (万佛楼石碑 wàn fó lóu shíbēi — Ваньфолушибэй), надписи на которой сделаны рукой Императора Цяньлуна. А обратил на нее внимание из-за колоритных существ в верхней и нижней частях:

Разумеется, продемонстрированными мной объектами разнообразие парка Бэйхай далеко не ограничивается. Но я посчитал объем представленной мной подборки неутомительным для восприятия; ведь главная функция парка — отдых.